The Lord of the Rings

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lord of the Rings » Лориэн » Карас Галадон


Карас Галадон

Сообщений 41 страница 60 из 111

41

**Галадриэль**

Владычица безмолвно стояла на вершине холма. На Золотой лес опускались сумерки, так же как в сердце Галадриэль опускалась тревога и грусть. В ее владениях впервые за всю историю - Великое Зло. И она допустила это сама. "Времена меняются..." - прошелестел ветер в красно-золотых листьях. Гости приближались в главному мэллорну, Владычица чувствовала их - их мысли и страхи. Скоро она встретится лицом к лицу с теми, кто никогда не должен был переступить границ ее леса. "Времена меняются..." - вздохнул вечер вокруг. Она видела тот путь, на который ступили эти девятеро - видела еще тогда, когда они вышли из Имладриса, полные надежд и сил. С тех пор он стал еще темнее и опаснее.  И каждый из ее гостей уже изменился.. Не изменит ли их приход и ее саму? "Все меняется с течением времени... Каждая новая встреча неизбежно меняет нас...Это проверка? Моя последняя проверка..." - грустно вздохнула Галадриэль.
Внезапно листья у ее ног завихрились маленьким смерчем, ветер резкой волной поднялся снизу, всколыхнув золотые пряди Владычицы и так же быстро улегся обратно к ее ногам. В звенящей тишине Галадриэль услышала голос Владыки Келеборна:
"Галадриэль! Братство в Лориене! Ты нужна на Карас Галадоне".
- Я знаю, любовь моя, я знаю - опустила голову Владычица и отправилась в Главный Зал.

0

42

Арагорн и всё Братство уже почти поднялось на верхушку Карас Галадона. Вот-вот они должны были встретиться с Владыками. Всё вокруг как будто залилось каким-то ярким светом, да и волшебные голоса, как текли со всех сторон, что даже успокаивало. Но самих менестрелей и музык не было видно. С верхушки главного дерева был, видел почти весь Лориен. Это было прекрасное место, наверное, самое прекрасное во всём Средиземье. И сюда злу дорога закрыта. Не одна тварь не проникнет и не осквернит эти места. И тут отряд хоть передохнёт, перед продолжением. Хотя Арагорн не знал, когда им предстоит уйти отсюда. Да и не хотелось. Было желание остаться тут навсегда, покрайней мере на долгий срок. Но нельзя, на них возложена важная миссия. Да и жизненный путь всё-таки нужно продолжать, а тут ему не будет развития.
"Да... всё-таки вот и вершина".
Эти слова были правдивы. Вот, наконец, Братство дошло на верхушку мэллорна. Всё вокруг сияло и поражало, эльфы, что были вокруг, казались сказочными существами. Хотя Арагорн уже привык к этим местам, и тому, что тут было. Но вот хоббиты, да и остальные, кто не был тут ещё, просто дивились всему вокруг. Некоторые с раскрытыми ртами.

0

43

Наконец Галадриэль была в главном зале и уже стояла около Владыки. Пришло время встречать Братство. Правителям доложили, что вот-вот они поднимутся на верхушку Карас Галадона. Сам синда немного волновался, хотя больше переполняли другие чувства. Хотелось многое узнать. Как прошли, о совете и о другом. Хотя Артанис успела поведать своему мужу о многих вещах. Но всё равно хотелось встретиться с отрядом. Тем более им нужна помощь, наверняка, как и отдых.
"А вот и они",- подумал Келеборн.
И действительно, в зал начали проходить эльфы, которые вели всех членов отряда, к Владыкам. Келеборн оглядел каждого из них, пока стоял вдалеке, и продолжал смотреть на гостей, пока подходил к ним, держа Галадриэль за руку. Среди пришедших были представители всех народом. Больше всего не понравилось, что тут был ещё и гном. Владыка покосился на него, но потом принял спокойный вид. Сейчас не главной была эта неприязнь. Надо было вести себя достойно, тем более при Галадриэли, пришельцах, да и конечно Гэндальфе. Гэндальфе? Только где он? На Карас Галадоне наступило, какай-то тишина, и звонкий голос Владыки Лориена раздался в помещении.
- Приветствую Братство в Лориене! Ваша тайна раскрыта!- синда ещё раз бегло пересчитал всех, потом сразу продолжил.- Мне сказали, из Ривенделла вышло девятеро, но тут только восемь. Скажите мне, где Гэндальф! Ибо я желаю говорить с ним!
Келеборн начал ждать ответа, вглядываясь каждому в глаза. Но этот ответ послышался оттуда, откуда не ожидал эльф.

0

44

**Галадриэль**

Владычица опиралась о руку возлюбленного супруга, чувствуя его нетерпение и волнение. Она понимала его: воистину необычные гости переступили границы Золотого Леса! Даже она не могла с уверенностью предсказать исход этого посольства. Великое Зло, с миром принесенное в сердце Лотлориэна - это ли не повод задуматься об изменчивости времен и судеб?
Галадриэль всматривалась в каждого, кто поднимался на флэт. Ей не нужно было видеть их запыленную одежду, выражение их лиц и скованность поз - она и так знала, какие чувства сейчас испытывает каждый из Братства. Может быть за исключением Элессара, который здесь не впервые. Но и на нем Владычица увидела бремя новых забот, которое мешало ему почувствовать себя как дома.
Пока Владыка Келеборн произносил приветствие, Галадриэль успела заглянуть в душу каждому из стоящих перед ней - она увидела и благоговение Принца Лихолесья, и гнев гнома, и сомнения Элессара, и страх гондорского воина, и изумленное любопытство трех полуросликов....и смирение Хранителя.
- Скажите мне, где Гэндальф! Ибо я желаю говорить с ним! - повысил голос Владыка Келеборн. Болью отозвались сердца всех гостей. Галадриэль поспешила смягчить это страдание от ужасных воспоминаний:
- Гэндальф Серый не переступал границ Лориэна. - мелодичный голос был тихим, но достаточно сильным, чтобы достичь ушей каждого и проникнуть в их измученные сердца успокаивающим бальзамом. Тем более зловещими показались следующие слова Владычицы: - Его поглотила тьма.
Она не спрашивала а утверждала. Она могла бы и сама все рассказать своему супругу, но это должны были сделать они - очевидцы, друзья, братья Митрандира. Это было частью лечения.

0

45

Восхищение.
Это было первое,что испытал Леголас, увидев Карас Галадон. Все здесь было таким родным, пропитанное эльфийским, ни с чем не сравнимым духом. Казалось,здесь даже воздух другой-настолько мир эльфов отличался от мира людей и иных существ.
В Лотлориэне он был впервые.Красота этого волшебного, и по истине сказочного места просто поражала и удивляла. И даже несмотря на это, Леголас именно здесь особенно остро почувствовал тоску по дому, и по всему что было ему мило. Да,именно Лихолесье его родной дом, и никуда от этого не деться.
А еще...возможно именно  сейчас, эльф почувствовал то, что на некоторое время исчезло из его сердца. Именно сейчас,услышав голос великой владычицы, он вновь почувствовал всю ту боль утраты и горечь потери, которую он усердно гнал из себя. Себя не обманешь. Его поглотила тьма. синие глаза эльфийки были внимательны, и в любой другой момент он бы залюбовался ею-но не сейчас. Сейчас его полностью окружили воспоминания, и они мешали ему.
Тьма и огонь с горечью подтвердил Леголас слова Владычицы.Она не была удивлена его заявлением. Но ее глаза опустились, она словно с прискорбием признала что была права. Это был Барлог. Огонь под сводами пещер Мории, куда мы легкомысленно отправились блеснул лучистыми глазами эльф.Что было в его глазах?Слезы?Нет, злость. Он не смог защитить Гэндэльфа,не смог уберечь их от великой потери.

+1

46

<--------- Золотой лес

Они еще затемно вышли в путь, спустившись с эльфийского "насеста" на дереве и отправившись за своими провожатыми куда-то в лес. Гимли уже не один раз выругался мысленно, зацепляясь ногами за торчащие из земли корни и вспоминая добрым словом эльфов, которые мало того, что вышли в такую рань, когда ничего под ногами не видно, так и еще дорогу совсем не выбирают. То, что его спутники, кажется, совсем не испытывали подобных проблем его только еще больще раздражало.
А с первыми лучами солнца деревья впереди расступились, и перед путниками открылась величественная картина эльфийской обители. Это зрелище не могло оставить равнодушным даже упрямого гнома, и он несколько минут как зачарованный смотрел вперед, но потом заставил себя спуститься с небес на землю.
"Подумаешь, еще один домик на дереве!"
Только на этот раз даже мысли его звучали скорее растерянно, чем вызывающе.

Подьем по длинной витой лестнице напоминал сказку, такая атмосфера царила вокруг. Казалось, что исчезло все - время, враги, тревоги. Даже нетерпения, всегда подгонявшее гнома куда-то исчезло. И вот, наконец, они дошли до самого верха, где их уже ждали. Навстречу Братству спускались два эльфа, с первого взгляда они выделялись своей статью, мудрость, властностью. А когда гном поднял взгляд на эльфийку, то понял, что прекраснее ее не видел никого в своей жизни. Волосы девы горели золотом, таким, что даже сам металл блек по сравнению с ними.
- Гэндальф серый не переступал границ Лориена, его поглотила тьма. - Эти слова заставили Гимли снова пережить то, что произошло в Мории, но сейчас эта боль была уже иной, словно приглушенной, она уходила куда-то, как уходило и чувство вины - ведь это он так настаивал на том, что им нужно идти под горой, так хотел увидеть королевство своих предков, что не думал больше ни о чем, а платить за это неуемное любопытство пришлось их другу...

+1

47

**Галадриэль**

Владычица всматривалась в лица и мысли пришедших. Ее взгляд, касаясь каждого почти что материально, очищал души, вскрывал затаенные мысли и сдерживаемые чувства, побуждал к искренности,  заставлял заглянуть в себя. От Галадриэль не укрылась горечь, с которой Леголас говорил об их решении пройти через Морию - и тут же, словно в ответ на слова эльфа, огромный камень вины лег на сердце гнома. Владычица знала, как обстояло дело на самом деле, и поспешила успокоить обоих хранителей, не допуская, чтобы излишние сожаления лишили их доблести и воли:
- Гэндальф никогда не совершал необдуманных поступков - голос Галадриэль звучал ласково и укоризненно, остужая пылкий ум и сердце Леголаса - Мы просто не знаем, какова цель, которую он преследовал, выбрав этот путь.
Владычица обратила взгляд на Гимли, и теперь в ее голосе  подобном нежной мелодии - слышалась мудрость, понимание, сожаление - способные облегчить тяжелую ношу:
- Пусть великая пустота Казад-Дума оставит твое сердце, Гимли, сын Глоина. Мир исполнился опасности, и теперь к любви всегда будет примешиваться горе.

0

48

=Боромир-
Что может испытывать узник, когда ему показывают его виселицу? Боромир не был узником, но ощущение оставалось такое, что ему здесь делать нечего,ему здесь не рады.
Глаза Владычицы словно пронзали из без того полное сомнений и тревоги сердце воина, и он не знал что именно сокрыто в  этих глазах для него. Что она там могла прочитать?Растерянность,трусость,подавленность, или же то самое желание, в котором он сам себе боялся признаться?
Но ощущение, что глаза просто выжигают насквозь не проходило. Сотни мыслей,сотни образов промелькнули у него в голове, прежде чем он все же опустил взгляд,не выдержав ее пристального внимания.
Зря я сюда пришел. Не найти мне покоя здесь, не найти...

0

49

**Галадриэль**

Почувствовав, что ее слова и сила подействовали на доброго гнома успокаивающе, Владычица перевела взгляд на стоящего рядом гондорца. Буря, бушующая в его душе так резко контрастировала со смиренным раскаянием Гимли, что Галадриэль вздрогнула от неожиданности. Боромир, пожалу, чувствовал себя здесь наиболее неуютно. Элессар был в Лотлориэне и раньше, Леголас не мог ощущать ничего кроме восторга в любых владениях Старших Эьдар, хоббиты - в своей наивности и искренности - были ошеломлены, но не напуганы. Совсем иное открылось внутреннему взору Владычицы при взгляде на сурового воина Минас Тирита.
Его душа не было черна, но столь противоречивы были мысли и чувства, обуревающие Боромира! Галадриэль уловила и страх от всего необычного, что он видит здесь, и обиду на то, что в этом месте он - самая незнаительная фигура, пожалуй, даже менее важен, чем любой из хоббитов - хотя это было неправдой. Заглянув глубже, в мысли и тайные надежды человека, Галадриэль узрела честлюбивые помыслы о величии гондора, чувство вины перед своим отцом, за то, что не выполнил его указ, уязвленную гордость - в том, что не он выбран предводителем отряда... Но были там и храбрость, порядочность, искреннсть. Владычица увидела нежную любовь к брату и отцу, самоотверженность перед лицом опасности, зботу о товарищах, уважение к Арагорну....
Но еще только одно чувство - запрятанное так далеко, что стоило труда его разглядеть - сделало взгляд Галадриэль жестким, предупреждающим: желание завладеть Кольцом.
Владычица знала: он понял ее предупреждение. Смятение, с каким он отвел глаза, сказало ей, что Боромир знает свою слабость. "Но будет ли он бороться до конца? И...победит ли?"

0

50

Келеборн выслушивал всё, что тут говорили. И было больше печального и плохого, чем радостного. Взгляд пал на гнома, когда сын Трандуила говорил про барлога.
"Зря я пустил сюда гнома. Особенно после того, как снова было разбужено Глубинное зло".
Хотя главная новость была именно потеря Гэндальфа. Это даже было катастрофой. Пришло понимание этого всего и Келеборн печально и пафастно проговорил свои слова.
- Что теперь будет с Братством? Со смертью Гэндальфа утеряна всякая надежда.
Хотя никто сдаваться не собирался. Даже если эта миссия провалиться, то это не значит, что Враг победил. Но что сейчас? Синда посмотрел на Галадриэль, а потом вглядом обвёл присутствующих.

0

51

**Галадриэль**

Владычица услышала слова супруга, почувствовала в них его печаль и потерю веры. Этого нельзя было допустить. Если Великие начнут сомневаться, что же ждать от малых... Хотя... "Времена меняются... Настало время младших народов. Там, где не победит Великий, может одержать победу кто-то из малых... Это колесо уже запущено, назад не повернуть. Кольцо должно быть уничтожено - с Гэндальфом или без него - отступать и сомневаться нельзя". Галадриэль положила ладонь на руку мужа, передавая ему свою силу, свою веру. Обратившись ко всему братству разом, она заговорила, зная, что может дать им совет только единожды - чтобы не заменить их свободный выбор.
- Ничто не напрасно и назад пути нет. Но знайте, что вы ходите по лезвию ножа. Один промах - и все будет потеряно безвозвратно. Будущее вашего предприятие - а вместе с ним и будущее всего Седиземья - зависит только от того, насколько верным будет каждый из вас.
Галадриэль говорила эти самые важные сейчас слова, заглядывая в душу каждого, стоящего перед ней. Она знала, что каждый член братства почувствовал сейчас, что она обращается именно к нему, именно от его верности зависит все.
Убедившись, что смысл сказанного ею достиг разума и сердца членов братства и не пропадет даром, Владычица смягчила тон, и обволакивая гостей исцеляющей силой, сказала почти ласково:
- Не печальтесь больше, отдохните! Вы измучены горем и трудностями. Но сегодня ночью, под сенью Золотого Леса, вы будете спать спокойно.
Проговаривая эти слова, которые должны были утешить сердца стоящих перед ней путников, Галадриэль обратила внутренний взор на Хранителя, посылая ему отдельное приветствие:
"Добро пожаловать Фродо, Хранитель, видящий Око!". По тому, как вздрогнул хоббит и как испуганно замерло его сердце, она поняла, что не ошиблась в своих предположениях: маленький Хранитель уже одевал Кольцо Всевластья.

0

52

Как только на флет спустились Владыки, Фродо словно попал в сказку или в волшебный сон. Он уже немало навидался необычного за свое путешествие - и страшного, и прекрасного, но величие Владык Золотого Леса затмило все ранее виденное им. Прекрасная Галадриэль была такой - как, наверное, хоббит представлял ранее Варду - Элберет, слушая рассказы дядюшки. В ней таилась сила, опасность, мудрость но и понимание каждого кто стоял перед ней. В ней не было высокомерия, отстраненной гордости. Фродо одовременно чувствовал, что может подойти к ней со всеми своими печалями и тайными страхами - как к ласковой матери - но в то же время - что не смеет даже дышать в ее присутствии.
Владычица говорила, а хоббит слышал журчание весенних потоков, переливчатый звон колокольчиков и волшебное пение эльфов в лесах... Однако же, когда смысл ее слов дошел до хранителя, он съежился, переживая заново всю боль, раскаяние, отчаяние...
Фродо был  согласен с Владыкой Келеборном: без Гэндальфа не имело смысла продолжать путь, который обещал стать еще более опасным. Но Галадриэль снова все перевернула в сердце хоббита, заговорив о верности...
"Как я могу остановиться сейчас, признать поражение? Гэндальф погиб ради того, чтобы я мог продолжать путь! Как я могу подвести его?" - вопрошал себя хранитель, не зная, радоваться или ужасаться этому окрепшему решению продолжать начатое.
Владычица пообещала им покой и отдых. Ее голос наполнял сердце и даже все тело - успокоением и приятной усталостью. Фродо прикрыл глаза, мечтая о мягкой постели, как вдруг в его голове зазвучал голос Галадриэль - более громкий и отчетливый, чем он был до сих пор:
-Добро пожаловать Фродо, Хранитель, видящий Око! - и в то же мгновенье страшное видение - огненный зрачок заполнил все пространство внутреннего взора хоббита.
Фродо вздрогнул и открыл глаза. Он не знал - кричал ли, но его сердце готово было вырваться из груди. Посмотрев на Владычицу глазами полными ужаса, Фродо увидел грустную понимающую улыбку.

0

53

Арагорн наблюдал, как спускались Владыки на встречу с Братством, как прекрасная музыка эльфов и яркие огни окружали их. Также тут были другие эльфы-галадрим, которые наблюдали и слушали весь разговор. И члены отряда не стеснялись говорить при них, как будто не замечая. Встреча хотя проходила быстро, и о многом важном было сказано. Что самое главное – о том, что произошло, то есть о потере Гэндальфа. И волна боли прокатилась по сердцу следопыта. Он почувствовал тревогу, и даже некий страх. Всё-таки как теперь им быть, да и ответственности сейчас на плечах у следопыта было очень много. Вести всё Братство! Правда, сейчас говорилось только о сером маге и то, что встретило их в проклятых пещерах Морийского царства. Арагорн продолжал молчать, поглядывая на каждого. Также он заметил, как Владычица остановила на нём взгляд, но глаз Арагорн не опустил. Но было такое чувство, что Галадриэль как будто заглядывает ему в душу. Но что таить было от Владычицы?
Но вот, кажется, встреча подходила к концу, и отряд пригласили на отдых. Было интересно, сколь пробудут тут все и когда же выступать. Надо было посоветоваться с Владыками и конечно подумать про путь и то, что их ждёт дальше. Но до Андуина и наверняка статуй королей, о дальнейшем не стоило думать. Рано ещё. Только вот, а что после будет? Об этом вообще мысли не приходили и все начали спускаться на привал, который был не на мэллорне, а под ним. Всё-таки с эльфами их не поселили, кроме одного лишь Леголаса, ведь он всё-таки эльда, да и правитель, хоть и из синдар. Но и тот наверняка проведёт эту ночь вместе со всеми. Теперь настал долгожданный отдых, и всё было приготовлено для проживания. Например, еда, покой и остальное для привала. Хотя чувствовалось изменение. Песни как будто изменились. Арагорн смог понять их слова. Они пели о Гэндальфе и об этой горестной утрате.

Отредактировано Арагорн (2009-10-26 21:21:37)

+1

54

Келеборн провёл взглядом Братство, наблюдая, как его члены спускаются на свой привал, что был у подножий королевского дерева. Тогда Владыка обратился к придворным галадрим, что были рядом.
- Велите подать всё, что требуется гостям. Они с дороги и им нужен отдых и покой. Идите. Оставьте все нас!
Эльфы, что были вокруг и наблюдали за встречей, сразу всё поняли и начали расходиться, отдавая поклоны и слова на прощание, как и подобает. И вот Владыки Лориена остались одни, в своём тронном зале. Келеборн подошёл поближе к трону, опустив взгляд. В зале прозвучал его звучный голос.
- Любимая. Мир меняется. Хотя это мы видим давно. Зря они прошли через копи Мории. Они разбудили Глубинный Ужас, что делать не следовало. Если бы я знал сразу, то запретил гному входить в обитель. И предлагаю усилить охрану западной границы, да и выслать больше стражи за Нимродель. Орки могут выйти из Казад Дума хотя бы для погони. И никто не должен выйти из леса, если обитатели пещер решаться вступить сюда. Также следует следить и за Востоком. Дол Гулдур, крепость Саурона, сейчас прямая угроза. Если будет война, то войска Тёмной крепости нанесут удар именно оттуда.
Но ладно, давай не будем сейчас об этом. Надо позаботиться о гостях. Хотя у меня большие сомнения, что эта миссия будет удачной. Со стороны даже выглядит безумием, но выбора у нас нет. Что ты думаешь, любовь моя? Я знаю, у тебя есть дар заглядывать в души другим. Что ты увидела в каждом из них?

Келеборн поднял глаза на Галадриэль, заглянув той в ясные очи. Девушка была также прекрасна, как многие тысячелетия назад, в день их первой встречи.

0

55

**Галадриэль**

Владычица проводила взглядом гостей, которые в сопровождении эльфов-стражниов покидали мэллорн. Еще раньше  она распорядилась, чтобы для путников устроили удобные места для отдыха - на земле, в корнях Владчнего мэллорна. Галадриэль знала, что кроме Леголаса и, пожалуй, Арагорна никто из них не сможет по-настоящему отдохнуть находясь высоко от земли. 
Владыка Келеборн подошел к своей супруге, чтобы поделиться сомнениями и своими мыслями о присходящем. Галадриэль выслушала его с грустным взглядом, когда же он закончил, встала рядом и положила руки на плечи возлюбленному.
- Супруг мой, ты мудр и справедлив. Ты прав, что нужно нам все сделать, чтобы защитить свои границы. В этом тебе вряд ли нужна моя помощь. Что же касается братства...
Владычица опустила голову и голос ее стал печальным:
- Наше время на исходе, любовь моя. Ты чувствуешь это, не так ли? Наступает время нам уйти, оставить родные земли и леса младшим народам. И сейчас уже мы не властны над новой бедой, и не Великие, но малые спасут или погубят Средиземье. Не Олорину было предназначено Валарами победить Великое Зло, поэтому его смерть не изменила сути. Я вижу в этих душах упорство и любовь к своей земле. Больше ничего не нужно. Большего и мы не сможем им дать. В этой битве мы лишь наблюдатели.
Снова подняв голову, Галадриэль ласково погладила по щеке своего возлюбленного:
- Моя родина, Валинор, зовет меня. Я чувствую, что пришло мне время уйти. Пойдешь ли ты со мной до конца? Сможешь ли быть счастливым в чужих для тебя землях без дорогого твоему сердцу Средиземья?

0

56

Галадриэль дала согласие на то, чтобы сам Келеборн занимался границами. А как ещё могло быть иначе? А радоты было много. Глубинный ужас проснулся, да и с Восточной граници ещё одна опасность - Дол Гулдур.
А что до Братства? Келеборн слушал дальше Артанис. Та была во многом права. Хотя Келеборну пришлось снова задумываться. Но нежная рука возлюбленной, которая ласково погладила по щеке синду, заставила все мысли куда-то улететь. Келеборн сделал шаг ближе и обнял Галадриэль, глядя ей в глаза.
- Я понимаю тебя. Меня тоже беспокоят такие мысли и давно. Да и мы много об этом говорили. Я пойду с тобой, тем более у нас да и выбора нет. Но я вынужден задержаться и ты знаешь по каким причинам. Но я прибуду.
И эльф нежно поцеловал свою супругу, а после нескольких мнгновений, оторвался и отошёл на пару шагов.
- Братство наш единственный шаг, ты это знаешь. Если не удастся, то нам прямая дорога на Запад. Гондор и Рохан смогут достойно задержать Саурона. Слышиться, конечно, как-то эгоистично. Но у нас нет выбора. А сейчас остаётся только надеяться и наблюдать, как ты и сказала. Но и у нас есть некоторые задачи. Если Гортхауэр развяжет войну и нападёт на нас, то мы должны ответить тёмной крепости Дол Гулдур. Тут мы не можем остаться в стороне. А теперь, боюсь ничего больше не остаётся.
И эльф сел за своё трон, вздохнул и опустил голову, как будто от усталости.

0

57

Тяжело терять тех,кого мы любим.Тех,к кому привязались за немалое время,за немало прожитого и пройденного пути.
Весть о том, что Гэндэльфа больше нет, в момент облетела весь Лориэн и вскоре уже на каждом шагу только слышались скорбные голоса. Все эльфы любили и почитали старого мага, который не смотря ни на что, был довольно-таки часто в этих краях.
Но больнее всего оказалось даже не то само осознание этого,а то, какая была песнь,которая летела по Лотлориэну, и не могла никого оставить равнодушным. Медленная, но необычайно тяжелая,проникающая глубоко в сердце и оставляющая там отпечаток на века.
Леголас неслышно подошел к своим друзьям,Песнь Гэндальфа тихо произнес эльф, подняв голову куда-то вверх, прислушиваясь к каждому слову.

0

58

***МЭРРИ***

Мэрри с Пипом еле-еле дождались, кгда их разместят на ночлег. Навалилась вдруг такая усталость... Даже есть не хотелось, что было для хоббитов небывалой редкостью. Встреча с Владыками поразила обоих друзей до остолбенения. Мэрри почти ничего не запомнил кроме какого-то невероятного сияния, тихой музыки вокруг и прекрасного лица Галадриэль. Еще был не очень приятный момент, когда хоббиту показалось, что прямо в его голове звучит пугающий и в то же время ласковый голос - он не представлял, как такое возможно, но было именно так! И этот ласково-пугающий голос спрашивал его: уверен ли он в том, во что ввязался? Так ли  ему хочется рисковать жизнью и терпеть страшные лишения, которые их ждут впереди,  ради абсолютно невыполнимой задачи? Так ли ему нужно идти с Фродо, которому уже не отвертеться, но зачем же губить еще и свою молодую жизнь?
Мэрри тогда так удивился странным вопросам. Он мысленно дал пинка странному голосу и пробурчал "Еще чего! Не оставлю я Фродо! И все у нас получится!". После этого Мэрри казалось, что Владычица улыбается лично ему более приветливо, но наверное, это просто казалось.
После беседы с Великими, эльфы долго провожали Братство вниз по  бесконечным лестницам - к самому основанию огромного мэллорна. Мэрри и Пипин клевали носом и несколько раз спотыкались на широких ступенях, так что в рзультате Арагорн и Боромир взяли их на руки. Пип заснул сразу же и не проснулся даже когда его укладывали на импровизированную постель. А Мэрри почувствовал, как не смотря на усталость, сон не спешит к нему, что-то еще не дает ему спокойно заснуть. Он тщательно готовил  себе ложе, прислушиваясь к печальному пению, которое раздавалось со всех сторон - и сверху от крон деревьев, и из глубины Золотого Леса. Что-то давило на сердце, хоббит почувствовал, что готов расплакаться, и ему казалось, что то же самое чувствуют и остальные.
Оглядываясь по сторонам, он увидел Леголаса. Эльф переоделся в чистую одежду, и сейчас больше походил на принца, чем на воина. Его взгляд словно отражал настроение Мэрриадока, и хоббит решил спросить:
- О чем они поют? - его собственный голос звучал грубо и слишком резко на фоне волшебного мелодичного пения.

0

59

Братство уже давно легло на покой, но почему-то еще никто не спал. На лицах всех застыли какие-то странные подобия лиц-маски, в которых было столько горя. Почему-то именно сейчас стало понятно,кого же на самом деле они потеряли. Вдали от похода, все мгновенно вспомнили о своей потере.Раны были свежие, и упоминание о Гэндэльфе было солью на нее.
Песнь разносилась все дальше и дальше,и теперь не найти было сердца в Лориэне,кто не был бы так же затронут ею. Даже те,кто не понимал слов, просто слушали,понимая что это необыкновенная песня.
Леголас невольно услышал на миг прервавшегося от своих дел Арагорна и лишь взглянул на него. Они оба знали,что означает эта песня и о чем она.
- О чем они поют?  - неожиданно услышал он голос хоббита Мерри и повернулся к нему мне не хватает сил,чтобы описать тебе это Эльф оглядел хоббита Мое горе еще слишком велико в глазах Леголаса было полно печали и тоски-но ничуть не меньше,чем у кого-либо из Братства.На то они были и Братством,чтобы делить друг с другом и печали и горести,и победы и радости. Но пока были только печали....

0

60

Сэм

Меж стволов мэллорнов тянулось словно туманная дымка неловкое молчание, веящее одиночеством, болью, потерей. Редко, кто нарушал его, и мало кто хотел нарушить - не было слов, мыслей, чувств, чтобы они оказывались не связаны, не напоминали о светлом маге, отдавшем жизнь за их жизни, за жизни всего Средиземья... А еще эта песня - серебристая, легкая, неописуемо красивая, и в то же время та, что заставляет еще больше ощущать чувства невосполнимой утраты...

~~~

Хоббит не мог найти себе место - это невыносимо было - сидеть молча, оттого грустные мысли и обжигающая печаль начинали подбираться со всех сторон и не было никакой от них защиты, укрытия, освобождения. Сэм нарочито тщательно пытался устроить место для ночлега - надо было хоть к чему-то приложить руки - дело ведь оно хоть на время, да приносит облегчение. Правда не в этот раз - нужно было что-то сказать, это чувство сидело где-то внутри и не давало хоббиту успокоится.
- Надо еще сложить песню про то какие фейерверки он устраивал, - внезапно потакая этому ощущению сказал Сэм, то ли обращаясь к сидящему рядом Мэрри, то ли к самому себе - оттого, что слова казались облегчающим снадобьем. -
А небеса цвели при нем
Ракетами, как дивный сад,
Где искры как цветы горят,
И как дракон рокочет гром ...

Стихи родились сами по себе, хотя создавалось ощущение, что хоббит придумывал строки долго и тщательно. Но они не оказались теми словами, какие бы подошли сейчас, помогли каждому... Да и могли ли они быть сейчас, такие слова?
Сэм смутился - все это было не то, не так, или не здесь...
- Хотя у него получалось гораздо лучше...

0


Вы здесь » The Lord of the Rings » Лориэн » Карас Галадон