The Lord of the Rings

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lord of the Rings » Мглистые Горы » Мглистые горы>>


Мглистые горы>>

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[html]<div style="float:right; padding-left:5px;"><a href="http://forumdlyatestov.mybb.ru/uploads/0009/42/8c/1530-2-f.jpg"><img src="http://forumdlyatestov.mybb.ru/uploads/0009/42/8c/1530-2.jpg"></a></div>
<b>Мглистые горы</b><br><br>
<p style="text-align:justify; text-indent: 1.5em;">Самый большой горный хребет в Средиземье протяженностью в тысячу миль, растянувшийся от севера Средиземья до Рохана, отделяющий земли Эриадора от Рованиона. Представляют собой пристанище орков, гоблинов и троллей, а также слуг Манвэ — орлов, которые поселились на вершинах гор. В Мглистых горах берут начало многие реки Средиземья, в частности Великий Андуин. Через горы существует 2 перевала – к востоку от Ривенделла и в Эрегионе (через гору Карадрас).[/html]

0

2

Гигантские крылья Повелителя Ветров стремительно рассекали ночную мглу. Прохладный предрассветный час нес с собою в новый день тревоги и сомнения. Гваихир получил в эту ночь много ответов, которых так жаждал. Но, по иронии судьбы он теперь был в тянут (по самое не хочу) в коварные интриги и злобные козни.
Гваихир прекрасно понимал, что унеся из Ортханка Гендальфа, обратит на себя и соплеменников гнев Сарумана. А учитывая то, что теперь вполне очевидным стало предательство прежнего Главы Совета, орел сильно сомневался в том, что Саруман не посмеет тронуть орлов.
Оставив Гендальфа в холмах, неподалеку от Эдораса, Гваихир взмыл ввысь и понесся к Мглистым горам. Он решил взять немного восточнее и пролететь над лесами Фангорна, чтобы не приближаться снова к границам Изенгарда. Теперь под могучими крыльями проносились окутанные сумраком лесистые холмы.

К утру Повелитель Ветров достиг гнездовий. Особо распространяться о ночном полете он не стал. Но предупредил соплеменников, что земли близ Ортханка небезопасны. И лучше воздержаться от охоты в этих местах. Сам же Гваихир решил заняться наблюдением за Изенгардом и его хозяином как можно тщательнее.

Отредактировано Гваихир (2009-12-08 19:12:02)

0

3

Воздух горных вершин был обжигающе холодным и удивительно чистым. Если бы одинокому путнику посчастливилось забраться так высоко, он наверняка бы остановился бы и замер навечно, пораженный красотой надежно укрытых снежным покровом, затянутых легкой дымкой тумана пиков и могуществом их хозяев. Здесь издавна гнездились орлы, казалось бы целую вечность разрывая среди этой безупречной белизны и серости камня на куски тела своих умерших собратьев, провожая их в последний путь звонким клекотом, отголоски которого разносились далеко в морозном воздухе. В этой безымянной цитадели они приветствовали рождение нового поколения и тогда вся стая поднималась на крыло, изящными кругами расчерчивая небо над головами едва узревших свет дня детенышей. Это место было их колыбельной, здесь, в этих по виду грубых и неуклюжих гнездах, выростали великие герои, о которых позже слагали песни народы Средиземья. Их гордость рождалась здесь, их воля, их сила. И они стали слишком беззаботны, наивно полагая, что и доселе ни одно живое существо не осмелится притронуться к этой святыне.
Орлица Аграх не могла похвастаться в этом году знатным выводком. Она была молода и не опытна в тонком и требующем невероятной усидчивости процессе согревания яиц, а потому четверо из ее шести птенцов родились мертвыми, уродливые маленькие тела, покрытые слизью и твердой яичной шкарлупой. Сердце матери болело, но как и следовало по старинному обычаю она проглотила крохотные, начинающие коченеть, тушки, не пролив ни одной слезы перед глазами двух выживших малышей. Они были одинаково слабы и робко жались к массивному теплому боку своей кормилицы, пошатываясь на тонких ножках и мелко дрожжа. Им еще предстояло познать нелегкую науку поддержания жизни и тепла в своих еще до конца не оформившихся телах, а до тех пор она была их единственной опорой и защитой. Аграх была присуща пылкость натуры свойственная всем молодым орлам, а потому ее старшие сестры с мелодичным клекотом, заменяющим им смех, наблюдали за хаотичными попытками молодой матери обеспечить своих птенцов наилучшей из возможных пищей, мягчайшим и надежнейшим гнездом, всегда удерживать их в тепле и безопасности. Одна лишь старая Угра недовольно наблюдала за орлицей и в ее мудрых желтых глазах отражалась тревога. “Ты слишком многое отдаешь им, Аграх. Ты изнежишь их и твои дети никогда не станут настоящими орлами, навеки привязанные к твоим крыльям, навеки оставшиеся птенцами.” Но материнский инстинкт брал верх над разумом и Аграх забывала слова своей  опытной матери едва услышав их. Они не касались ее сердца и не будоражили ее душу.
Каждый день на рассвете орлы разлетались на охоту, оставляя в гнездовище одну или двух самок для присмотра за малышами и обычно не возвращались до заката, тщательно и осторожно выбирая дичь и не менее искусно убивая ее. Аграх была единственной, кто не следовал этому правилу, всегда навещая своих детей, которые едва научились расправлять крылья и понемногу, озорства ради, перелетали от гнезда к гнезду, вдоволь тешась тревогой своей матери, отчаянно зовущей их, когда солнце достигало зенита. Она уже давно кормила свое потомство сырым мясом, а потому сегодня в ее могучем клюве была зажата тушка большого, упитанного зайца. Сильные крылья легко несли ее по воздуху, ловя течения теплых и холодных потоков, а взгляд зорких глаза был устремлен вперед, где вот вот должны были появиться в поле зрения родные горные пики. Аграх сделала еще один взмах крыльями, а едва узрев близкий дом удивленно замерла, не веря глазам своим. Над гнездовищем колыхалось черное марево. Охваченная тревогой орлица устремилась вперед и несколькими мгновениями позже ей открылась вся картина произошедшей трагедии. Вороны. Сотни воронов, с крупными телами, лоснящимися темными перьями и смертоносно острыми клювами. С десяток проклятых приц кружило над останками прежде никогда не тронутой врагами цитадели орлов, прочие же орудовали в гнездах, разбивая яйца, убивая птенцов. С ужасом смотрела Аграх на покрытые пятнами крови перья на могучем костяке, принадлежавшем старой Угре, присматривающей сегодня за гнездовьем, и выронив зайца, доселе зажатого в клюве, с отчаянным криком устремилась на поиски своих птенцов. Вороны охотно накинулись на новую добычу, но орлица всеми своими силами противостояла им, игнорируя боль в израненых крыльях, отбрасывая все новых и новых противников и медленно, слишком медленно, продвигаясь к своему гнезду. Инстинкты подсказывали ей, что ее дети уже давно мертвы, но охваченное пеленой ужаса сознание отказывалось признавать правду. С победоносным криком она бросилась к гнездовищу, преодолев сопротивление плотной массы воронов и глазам матери открылось самое ужасное зрелище из возможных. Ее птенцы были бездвижны, их хрупкие тела покрыты многочисленными ранами, ясные глаза закрыты. Горе Аграх затмило ее разум и  с тихим, успокаивающим клекотом орлица бережно подняла в клюве останки малышей, убедив себя в том, что они все еще живы, а их раны излечимы и не смертельны. Ее собственное тело истекало кровью, но она не замечала этого, потратив свои последние силы на то, чтобы мощным рывком высвободиться из когтей многочисленных нападающих устремившись прочь от разрушенного дома. Боль застилала ее  глаза и в такт стремительному биению сердца билась единственная мысль - бежать, спасаться.

0

4

Громкий призывный клич разнесся над Мглистыми горами. Воронья стая над гнездовьем тревожно всколыхнулась. Высоко над ними описывал огромные круги, рассекая ледяной воздух могучими крыльями, Повелитель Ветров. Гваихир кружил над гнездовьем и трубил призыв. Его клекот несся над заснеженными хребтами, над тихими долинами и извилистыми ущельями. Гваихир трубил общий сбор. Древний призывный клич бросил он над горами. Мудрый орел не стал лезть в одиночку в стаю ворон. Он понимал: все, кто мог погибнуть в гнездовье, давно погибли. Один он не сделает ничего. И потому он кружил и трубил.
И вот ветра донесли до чуткого слуха ответные крики. На призыв Повелителя Ветров со всех сторон мчались его соплеменники. Могучие крылья яростно и стремительно рассекали воздух. Орлы спешили на зов. Всем было ясно – стряслась беда.
Воронья стая зашевелилась и быстро начала таять, растворяясь средь седых туманов и облаков в узких лощинах, где гигантские птицы не смогли бы преследовать врагов.
Вороны не пожелали принять бой.

0

5

Появление Гваихира близ гнездовий не было чистым совпадением. Орел следил за Ортханком и землями Изенгарда. Он видел стаи Карабайлов, посланных Саруманом в разных направлениях. Гваихир понимал – это разведчики. Но он не мог предположить, как далеко способен зайти маг-предатель. И потому первоначально стал наблюдать за стаей, отправленной к землям близ Ривенделла. И лишь потом полетел к дому, попутно немного подкрепившись на западных склонах Мглистых гор. Он не ожидал найти ворон в гнездовье. Путь его лежал на юг – к Гриве Рохана, кода полетела еще одна стая. И он оказался поблизости от дома. Не то, чтобы вплотную, но достаточно, чтоб почуять неладное.

0

6

От иссия черных перьев воронов пахло кровью. Колышущаяся темная масса будто бы повинуясь неслышимому сигналу дружно поднялась на крыло, оглашая тревожно затихшие горы противным клекотом и устремилась на восток. Их работа здесь была окончена и месть чародея гордому орлиному племени была поистине ужасна. Большая часть гнезд была разворочена, птенцы убиты или изранены, а могучие некогда крылья Угры более не играли с ветром так легко, как играют с разноцветными бусинами дети человеческого племени. Вслед за боевым кличем Повелителя Ветров и гомоном воронья последовала мертвенная тишина, которую не осмелился нарушить даже шаловливый южный ветер. Кровь птенцов взывала к мести. Кровь старой орлицы до последнего защищавшей свой дом взывала к мести. Вскоре стая вернется в разрушенную цитадель и их яростный клекот будет взывать к Вождю. Такое зло не прощают, такое зло не забывают, глаз за глаз, крыло за крыло. Чернокрылой напасти не уйти от орлиного гнева.

Аграх не помнила как она сумела приземлиться на обжигающе холодный снег одной из вершин, как ее клюв разжался, поддаваясь слабости всего тела, роняя бездыханные тела ее детей в морозную могилу. Раны все еще кровоточили, отдаваясь тягучей болью, а глаза отказывались оставаться открытыми. Ужасная правда была в том, что орлица хотела умереть, жаждала спасительного покоя бесчувственности всем своим сердцем. Пелена упала с ее взора и она неожиданно поняла, что ее птенцы мертвы. Она не защитила их, не уберегла и одна мысль о том, как острые темные клювы разрывают их плоть, жадно глотая куски все еще теплого мяса приводила ее в ужас. Больше всего на свете ей хотелось забыть, сойти с ума, превратившись в ребенка, беззаботного, свободного.
Орлица соскользнула в спасительную темноту бессознания незаметно. Аграх казалось, что она плывет над землей, закрыв глаза и подставив крылья приятным теплым потокам воздуха, плывет по небу без границ, без страха и боли. Ей нравилось это место, но почему то она знала, что не должна обращать свой взор к тем картинам, которые проплывают под ее распростертыми крыльями, не должна и не может. Нужно просто двигаться вперед, не останавливаясь, не сомневаясь в правильности своего пути, нужно... Призывный, яростный клич неожиданно разорвал тишину, звонкий, но вместе с тем приглушенный, будто бы доносящийся откуда то издалека. Резко она распахнула глаза и невыносимый холод мгновенно охватил все тело. Со сдавленным криком орлица рванулась вверх, оглушенная, растерянная и память о произошедшем, воспоминание за воспоминанием, постепенно возвращались к ней. С клюва Аграх сорвался еще один крик, на этот раз наполненный печалью, которую суждено понять только матери потерявшей своих детей, но вместе с тем в нем прозвучала и жажда мести. Она была слишком эгоистична, желая умереть. Она дочь гордого и свободного народа, который не прощает своих обидчиков и никогда не сдается. Собрав все свои силы Аграх устремилась обратно к гнездовищу, не обращая внимания на боль в израненном теле.

+1

7

Орлы понемногу слетались к гнездовью. Первыми подоспели орлы-дозорные, что несли вахту на ближайших пиках. В неспокойные времена Гигантские орлы всегда выставляют дозоры, следящие за тем, что творится на территории их владений. И хотя нападать на могучих птиц доселе осмеливались только охотники-лучники, орлы внимательно следили за всеми передвижениями, происходившими вблизи гор.
Дозорные бросили клич дальше, другим наблюдателям, и помчались к гнездовью. Условный сигнал призывал всех к дому. Он означал, что стряслась большая беда и все птицы должны немедля собраться на Большой Совет стаи. Когда первые соплеменники приблизились к скалам с гнездами, Гваихир тоже стал спускаться, чтобы взглянуть на то, что некогда было их надежной обителью.

0

8

Орлы собирались к гнездовью и едва увидев страшную картину разрушений издавали возгласы, полные скорби и гнева. Многие помчались вдогонку за воронами. Другие поспешили к своим гнездам, в надежде, что кого-то можно еще спасти. В стае царила суматоха. Обычно хорошо организованные птицы сейчас метались в растерянности. На памяти орлов не было случая, чтобы мелкие птицы пытались нападать на их гнездовья. И сейчас такая чудовищьная дерзость приводила орлов не только в ярость, но и в замешательство.
Молодые птицы, преимущественно орлицы, потерявшие птенцов, улетели в погоню. Более взрослые и рассудительные остались у гнезд и обменивались встревоженными криками. Они боялись, что вороны станут не последним горестным сюрпризом этого дня. Старые орлы понимали: воронье направляла чья-то злая воля. Сами они на такое ни за что бы не отважились. Да и зачем им это могло бы понадобиться? Вороны - падальщики. Они никогда не пересекаются с орлами в пищевой цепи. Нет, их кто-то послал. Но кто и зачам? Вот в чем был вопрос. И раз так, не стоит ли ожидать в ближайшее время новых напастей?
Гваихиру очень не нравился этот разброд в его стае. Конечно, он понимал, что чувствуют его соплеменники. Он сам испытывал те же чувства. Но Гигантские орлы всегда отличались умением держать даже самые страшные удары. Было бы весьма унизительно, если бы Саруман сумел разрушить эту традицию. Допустить такого Гваихир не мог!
- Снега над вершинами послушны превратностям ветра. Но мудрым птицам не следует им подражать, - громно прокричал Повелитель Ветров, - Мудрая птица не покидает гнездо, когда оно нуждается в защите!

Отредактировано Гваихир (2009-12-10 16:36:44)

0

9

Крылья Аграх несли ее к разрушенному дому, от которого собственно и донеся боевой клич, быстро и на удивление легко. Сердце орлицы переполнял гнев и он предавал ей силы, о наличии которых она ранее не догадывалась. В повелительном крике, созывавшем орлов, ей слышалась ярость, угроза, призыв к войне. И она готова была отомстить. О, как сладка будет эта победа, когда ее когти, ее клюв вонзятся в трепещущую плоть воронья, когда она ощутит вкус крови тех, кто не так давно пил кровь ее детей. Раны жгли ее тело, но сильнее жгла ее сердце ненависть.
Орлица достигла гнездовища одной из последних и не понимая что происходит сделала несколько кругов над разрушенным домом. Большая часть стаи сидела в разрушенных гнездах, в полном молчании очищая их от липких останков яиц, окровавленных тел детенышей. Не было слышно гневных криков, не было видно армии собирающейся в бой. Они сдались на милость судьбы, пытаясь собрать вместе распадающийся на сотни обагренных кровью кусочков мир, они не гнались за обидчиками, как того требует древний закон. Глаз за глаз, крыло за крыло. И с гневным криком Аграх устремилась вниз, к безмолвной, поверженной стае.
-Братья мои, сестры мои, вы ли ослепли и оглохли? Где наша гордость, где наша сила? Не ваши ли дети лежат мертвыми среди липкой слизи нерожденных? Их кровь взывает к мести, их кровь течет и в ваших венах! Почему же вы уподобляетесь кротким голубкам и подставляете левую щеку под удар, когда враг уже до крови разорвал вам левую? Воронью не уйти от быстрых крыльев детей ветра и еще до сумерок мы могли бы пировать над телами поверженных обидчиков! Сейчас не время для скорби, но самое время для того, чтобы расправить крылья и лететь в бой!
Десятки желтых пар глаз смотрели на Аграх, в десятках глаз отражался ее гнев, ее сила. Она была олицетворением этой трагедии, но вместо того, чтобы отчаяться она стала сильнее. В десятках сердец сейчас громогласно билась единственная фраза. Глаз за глаз, крыло за крыло. И тишина потонула в клекоте орлиной стаи.
-Повелитель Ветров, ведите нас в бой, как было заповедано с древнейших времен! Кровь взывает к мести, кровь взывает к битве и нам больше нечего терять. - Пылающий взгляд Аграх был устремлен на Гваихира и сейчас сложно было понять, кто из них более опасен, умудренный опытом могучий орел или охваченная гневом орлица.

0

10

Гваихир выслушал Аграх молча и долго смотрел на нее внимательно и несколько печально. В глазах орлицы полыхал огонь. Но гнев - дурной советчик. Особенно когда имеешь дело с чародеем.
Когда он призвал стаю не покидать гнездовий, большинство птиц вернулись и начали очищать гнезда, хмуро поглядывая на Гваихира и нескольких старейших орлов, поддержавших его мнение. Появление Аграх и ее гневные крики вновь всколыхнули стаю. Молодые орлы начали вскидываться, некоторые слетели с гнезд и стали кружить, готовые вновь бросится в погоню. Гваихир говорил об опасности для гнезд, но разве могло случится что-то еще более худшее, чем уже случилось? К Повелителю Ветров обратилось множество взглядов и возгласов. Но он долго хранил молчание. Наконец Гваихир произнес:
- Темная тень встает над миром. И все свободные народы Средиземья чувствуют ее появление. Так уже бывало прежде. Это происходит вновь. Никому не удастся остаться в стороне. Черные птицы – слуги Тьмы. Вы можете погнаться за ними, можете их истребить. Но вам не добраться до Истинного Врага. Во всяком случае, не ТАК.
Гваихир и раньше думал о том, как сказать соплеменникам о пробуждение Врага. Теперь он получил возможность сказать это проще. Но вот повод был слишком трагичен, чтобы радоваться этому.
За Саруманом стоит другой Враг, - думал Повелитель Ветров, - Тот, что таится в темной цитадели Черной страны. И даже сам Саруман – только марионетка. Такая же, как и его гнусные посланцы. Просто в этот раз орлы оказались на пути у Тени Мордора. Будет счастье, если на том все и кончится.

0

11

Аграх выдержала внимательный взгляд вожака с удивительным для ее пылкой натуры спокойствием. От его слов в глазах орлицы немного приутихло яркое пламя, придававшее им оттенок безумия, приутихло, но не погасло. Ее кровь все еще была взбудоражена стремлением к мести, пред ее мысленным взором все еще была единственная картина - растерзанные тела вороньей стаи и их кровь, щедрым дождем орошающая ее перья. И тем не менее присущая всем детям ветра практичность сейчас брала верх, призывая Аграх остановится и задуматься. У этого нападения должна быть причина. Темная рука не протянулась бы из потемневших застенков Ортханка, не объявила бы открытую войну орлиному племени, если бы они чем либо не привлекли внимание чародея.  Но уже десяти лет они не более чем охотники и стражи своих земель, какое дело великой Тьме до обыкновенных птиц?
-Повелитель, вы говорите о Враге, вы говорите о том, что это его рука направила смертоносный для нас удар, но не скрывает ли вы чего либо от своих соплеменников? Почему его взгляд был обращен к нашей стае, почему нападение было выбрано столь жестокое и хладнокровное? Ведь для него мы не более чем песчинка в бескрайней пустыне, даже наш покровитель, Радагаст Карий, не так силен как прежде. Чем мы опасны, в чем мы виноваты в глазах Врага?

0

12

- Ты задаешь слишком много вопросов в раз, Отважная Аграх, - строго произнес Гваихир, - А меж тем, каждый требует долгого и обстоятельного ответа. Но ответы должны быть даны. Особенно если учесть, что в твоих словах кроются обвинения в адрес Вождя. И потому прошу всех сесть и выслушать меня, - он резко вскинулся и очень громко прокричал, - Начнем же Совет Стаи!

0

13

Сердце Аграх негодовало. Пока старейшие будут вести свои заумные беседы на развалинах их общего дома, принимая решение, которое и так было очевидным для незатуманеного паутиной интриг вероятного противника взгляда, чернокрылая стая на добрых три мили опередит погоню. Вороны растворяться в закатных лучах и их преступление окажется безнаказанным. Если Повелитель Ветров не хочет принять правду так же легко как это сделала она, ей не остается другого выбора как принять участие в этом театре абсурда. Именно поэтому Аграх не заняла положенное ей место среди своих ровестниц, но осталась во внутреннем кругу, наравне со старейшими из орлов. Подобное было невиданной дерзостью, но почему-то никто из гордых птиц не смел взглянуть в пылающие желтые глаза матери, потерявшей своих детей. В этой невольной битве не было правых или виноватых, только два отчаяния и горя, безграничных, неуловимо похожих, но тем не менее совершенно разных. Некоторые находили утешение в мудрых словах и помыслах, иные же искали покой в жаркой ярости и боли. И все они были по-своему правы.
-Господин Гваихир,- в спокойствии голоса орлицы тихим рокотом отдавалась буря, - я думаю, что вопрос, наверняка тревожащий большую часть стаи, должен быть задан прежде чем Совет сможет начать...прения. Чем мы навлекли на себя внимание Врага?

0

14

-Господин Гваихир,- в спокойствии голоса орлицы тихим рокотом отдавалась буря, - Я думаю, что вопрос, наверняка тревожащий большую часть стаи, должен быть задан прежде чем Совет сможет начать...прения. Чем мы навлекли на себя внимание Врага?

   Аграх снова летела вперед ветров. Гваихир вздохнул. Да, видимо по-порядку не получится. Чтож, может и к лучшему. Повелитель Ветров вскинулся и твердо произнес:
   - Немало здесь найдется тех, кто, как и я, замечает признаки недобрых перемен вокруг. Поганые твари стали вылезать из-под гор. Они множатся и быстро смелеют. С востока потянулись путники. Эльфы идут к Западным гаваням, чтобы покинуть эти земли. Люди бегут на запад, страшась Зла, поднимающегося из-за черных хребтов Мордорских гор. Повсюду народы Средиземья охватывает тревога. Мы видим это, мы это чувствуем!
   Он на миг прервался, глядя на Аграх. Она негодовала. Ей хотелось ответа, сейчас же, немедленно! От нее теперь можно было ожидать чего угодно. Дальше тянуть опасно.
   - Многие из вас знают о просьбе Радогаста Карего, нашего давнего друга и покровителя. Он просил нас помогать Гэндальфу Серому, тоже нашему старинному и доброму другу. Просил собирать для него вести и приносить их в Ортханк, где Гэндальф вместе с Саруманом Белым, намеривался найти ответы на многие сложные вопросы. Просьбы Радогаста мы игнорировать не вправе. И потому вчера ночью я отправился в Изенгард.
   Гваихир вновь сделал паузу, наблюдая за соплеменниками. Он видел, некоторые уже догадались, что случилось прошлой ночью и как это может быть связанно с теперешним нападением ворон. И осознав это, они пришли в еще большее смятение. Старейшие поняли, но молодым нужны были более конструктивные разъяснения. Особенно Аграх. Гваихир продолжил:
   - На вершине башни Ортханка я нашел Гэндальфа. Он был там один. Он обратился ко мне с весьма неожиданной просьбой. Он просил унести его из Изенгарда, ибо уже много дней он являлся пленником Сарумана. И я отнес его в Рохан.
   Тут Гваихир замолчал, желая, чтобы самое последнее и самое вазное заключение каждый из орлов сделал сам. И сам бы ответил на вопрос, заданный Аграх: «Чем орлы навлекли на себя гнев Врага?»

0

15

Орлы слушали слова своего предводителя со вниманием, с которым внимают мудрым советам матери обжегшиеся о яркое пламя дети. Но едва стоили Гваихиру закончить свою речь, как над гнездовищем пронесся возбужденный клекот десятков сильных глоток. Стая чувствовала приближение опасности уже давно, они видели сгущающиеся облака несущие в себе пепел Роковой Горы, но мало кто мог предположить, что враг окажется куда ближе чем им казалось. Саруман. Белый маг, носящий это звание по праву, ему были подвластны силы, размер которых был несоизмерим с тем, что могли противопоставить обидчику орлы. Впервые за долгое время они были бессильны, у них не было ни малейшего шанса на победу. Многие поднимали головы к небу, оглашая родные горные пики криками скорби, в клекоте прочих же слышалась ненависть. Безмолвствовали лишь старейшины и Аграх, обуреваемая странными, не свойственными ей ранее мыслями, которые постепенно обретали четкую форму, нашептывая ей что должно быть сделано. Они были воистину бессильны, но с поддержкой серого чародея у них есть крайне весомый шанс на победу. Серый Странник поведет орлиную стаю в бой. К победе. Орлица спокойно и гордо взглянула в глаза Повелителя Ветров и стоило ее уверенному, звонкому голосу прозвучать над гнездовищем, как крики затихли, уступая место напряженному молчанию.
- Четыре ветра проклянут имя предателя, но они не смогут стать копьем поразившем его. Мы слишком безрассудно подставили спину Белой Башней, доверившись мудрости ее хозяина, но эта же мудрость червем источила его изнутри. Мои крылья приручили воздушные потоки не так давно, но даже мне очевидно, что выступить в бой в одиночестве мы не сможем. Враг нашего врага друг нам. Господин, вы принесли на своих крыльях слова о Гендальфе и если легенды правдивы его силы мало в чем уступают умениям Сарумана, не можем ли мы заручиться поддержкой Серого Чародея? Мы полетим на север и на юг, призывая прочие орлиные стаи к войне, мы ударим по Ортханку до того, как мы потерпим еще более болезненное поражение. Братья мои, сестры мои, вы чувствуете запах крови, дурманящий аромат сражения. С каждым днем все больше и больше тень над нашим миром и Саруман не более чем крохотная ее часть. Но если разбить одно звено, цепь разлетится на части, и кто знает, если мы заручимся поддержкой не только мага, но и прочих народов, населяющих землю под нашими крыльями, то они смогут размельчить остатки вражеской цепи в прах из которого она создана!
Слова Аграх трогали сердца многих орлов, но теперь все взгляды были устремлены на Гваихира. Орлица была слишком молода и пылка, но даже в мыслях самого крохотного из существ зачастую может таиться мудрость.

+1

16

- А был бы только рад подхватить твой призыв, Отважная Аграх, и воззвать к помощи Гэндальфа Серого в битве против Мага-предателя, - произнес Повелитель ветров, - Но увы… мне известно доподлинно, что Гэндальфа Серого сейчас заботят совсем другие дела. И эти заботы для него много важнее наших бед. Вопросы остались не разрешенными. Предательство Главы Светлого Совета ничуть не продвинуло Мудрых вперед на пути распознания и разрушения козней Врага. Сплетена и расставлена хитроумная сеть коварных козней, ловушек и уловок. И некому неведомо, сколько жертв еще планируют изловить враги. И Гэндальфу придется решать задачи, которые определят судьбу Средиземья. И нашу судьбу. Можем ли мы как-то помочь ему в этом? Возможно. Гэндальф собирался направиться в Ривенделл. Просьба его и Радагаста по-прежнему в силе. А это значит миру Средиземья вновь не обойтись без зоркого ока народа Манвэ. Сейчас мы обязаны сделать то, что никто не может сделать лучше нас – собирать информацию. Наблюдать за всем, что существует и движется на этой земле. Следить за каждой пядью земли от самых южных прибрежных рифов до самых северных отрогов наших родных Мглистых гор, от берегов Великого западного моря и до восточных окраин Прирунья. Никто и ничто не должно укрыться от наших зорких глаз. Сейчас это лучшее, что мы можем сделать. Мы не сможем… пока не сможем отомстить в бою. Но в наших силах попытаться разрушить злобные козни врагов. Оборвать выстроенную коварством сеть. Это в наших силах сейчас.

0

17

Да, Аграх вышла чересчур настроенческим персонажем...

И опять слова Повелителя встретила тишина. Орлам необходимо было время на то, чтобы взвесить все за и против, но Аграх заговорила раньше, чем даже мудрейшие из стаи успели принять свое решение.
- В ваших словах много мудрости, Повелитель, но я не могу согласится с вами. Зло которое мы видим сейчас всего лишь зародыш куда большего ужаса и если мы ударим всеми силами недруг вероятнее всего падет. Время драгоценно и с каждой минутой армии Врага будут лишь приумножаться! Вы же, господин Гваихир, призываете нас затаиться, ждать, позволить чуме вороным крылом накрыть этот мир и лишь затем, когда битва будет проиграна благодаря одному числу вассалов темного властелина полететь на верную смерть! Не утаили ли вы от нас свою козырную карту, то, что придает вам уверенности в том, что именно ожидание выиграет для нас эту войну?

0

18

- Дерзость речей твоих, Бесстрашная дочь Манвэ, способно оправдать лишь то великое горе, что постигло нас сегодня, ибо даже Мудрейшие в стае не могут позволить себе подобных речей, - негромко и довольно холодно произнёс Гваихир. Потом он обвел взглядом стаю. Орлы предпочли не высказываться на этот счёт. И Повелитель Ветров продолжил, уже громко, - Наш народ никогда не вмешивался слишком в дела других народов Средиземья. Мы приходим на помощь тогда, когда это действительно необходимо. Мы прилетаем на Поле Битвы.
Гваихир выделил последние слова, желая подчеркнуть именно их смысл. Поле Битвы. Орлы принимали участие почти во всех крупных сражениях. Но они никогда их не начинали. Их выход всегда был в последнем акте, аккорд "под занавес". И Гваихир не считал нужным нарушать эту традицию.
- Средиземье наш дом, но не только наш. В одиночку ни один народ не выстоит против Зла, что поднимается с Востока. Но не Орлам вести за собою. Нет. И первый шаг должны сделать не мы, - он немного помолчал и потом добавил уже тише и не так уверенно, -Наше место в небесах, но наше сердце всегда бьётся в такт со всеми смелыми сердцами этого мира. Наши глоза должны быть зорки! А месть… месть ослепляет. Она дурной советчик. Я уже сказал и повторю вновь: вы можете убить ворон. Возможно, это тоже будет нашим вкладом в общую битву. И возможно, даже не малым вкладом. Но, - Гваихир вскинулся, - Но повести за собой должны не мы. Я знаю, в Ривенделле будет созван Совет. Это случиться, и очень скоро. И это будет совсем не тот Совет, какие бывали в прежние дни. В Ривенделл соберутся гонцы разных народов и рас Средиземья. Им предстоит решать судьбу этого мира. Мне неизвестно, какая именно перед ними будет стоять задача. Но им придется ее решить при любых обстоятельствах. И возможно, от этого решения будет зависеть судьба этого мира. А мы, орлы, знаем, что нам следует делать в такой ситуации. Мы гонцы, мы наблюдатели, мы собираем информацию, без которой невозможно Мудрым принять верное решение. Это наше право и наша обязанность. И мы исполним свой долг. Я, ваш Вожак, призываю вас исполнить наш священный долг. И если моё слово по-прежнему важно для вас, вы полетите за мной до конца. Что бы нас не ждало там. Но если…
  Гваихир замолчал, это было неприятно ему, но он не мог поступить иначе. Этого требовала древняя традиция. Он не может пренебречь ею. На нем лежала вина, за то, что были оборваны многие юные жизни, за разорение гнезда. Он не мог этого отрицать. Пусть он даже и не способен был как-либо предугадать или предотвратить трагедию. Он был Вождем, и он должен был отвечать за всё. И потому…
- То, что произошло сегодня, - медленно, но громко произнёс Повелитель Ветров, - Возможно самая страшная трагедия, из всех, что выпадали когда-либо на долю нашего народа. Как Вождь я несу ответственность, за это. И если Вы посчитаете, что это делает меня недостойным быть вашим лидером… значит, пора выбрать нового Вождя.
  Гваихир высоко поднял голову. Задача Совета Стаи была определена. Прежде, чем решать куда лететь и с кем сражаться, нужно было решить это. Прямо сейчас!
  Гваихир обвёл стаю взглядом. Молодые орлы были растеряны, но старейшие понимающе склонили головы. Таков обычай. Повелитель Ветров скользнул взглядом по скалам, усыпанным перьями, и остановил его на Аграх. Сейчас она выглядела как возможный кандидат занять его место. Хотя такое было бы совершенным нонсенсом. Ещё ни разу стаю не возглавляла самка, тем более, столь юная. Но в такие тяжёлые времена возможно всё. И всё будет зависеть от того, что решит Стая.

________________________________________________________________________________________________________

Отредактировано Гваихир (2010-01-10 13:16:40)

0

19

Сэрайя склонила голову в печальном раздумье. Стая затихла, пораженная словами Гваихира. Слишком, слишком опасной была тьма с Востока, чтобы Повелитель Ветров заговорил о смене вождя. Слишком тяжелым оказалось горе, что выпало на долю всех матерей сегодня. Слишком сложен был дальнейший выбор.
Сэрайя всегда отличалась кросткостью, а мудрейшие видели за этой кроткостью немалый опыт и мудрость прожитых лет. Орлица редко принимала участие в делах стаи - слишком много времени прошло с того первого дня, как она научилась слушать пение воздуха под размахом еще крохотных тогда крыл. Но теперь, когда речь пошла о смене Предводителя, в этот нелегкий для Стаи, да каждого из орлов и всего Средиземье момент она не могла остаться в стороне.
Ее не коснулась трагедия - дети Сэрайи давно рассекали поднебесье, давно покинули гнезда, но еще не успели свить своих собственных. Они сейчас парили где-то на гнездовьем, полные праведного гнева и готовые по любому зову кинуться в погоню за врагом. Сэрайя чувствовала их порыв, гнев, такие же, как и юная Аграх, молодые, сильные, но еще такие неопытные, еще не умеющие отличиать истину от лжи, а мудрое решение от красивой иллюзии.
- Гваихир... Повелитель прав. Никогда орлы не становились вершителями чьих-то судеб, не нам и в этот раз их решать. Кто знает, к чему приведет наше вмешательство? Мы не ведали, что Белый волшебник способен на предательство - теперь мы не можем знать, какой силой он обладает. И если он посмел направить черных воронов беспокоить наши гнезда, то можно судить, что не малой. Мы, кому принадлежит весь небосвод от восточных границ до Западных морей, мы не усмотрели обмана, не знали о нем. И теперь мы хотим начать войну, за которую заплатим своими жизньями? Жизнями наших детей? Подумайте! Подумай, Аграх... Что мы можем предоставить в войне кроме своих быстрых крыльев, острых когтей и крепких клювов против хитрости и знаний Тьмы? Это будет наша война и сможем ли мы ждать помощи от кого-то, если она нам вдруг потребуется? Нет, мы окажемся одни, против сильного и умного врага, который жаждет не дать народам Средиземья объединиться! Повелитель говорит о Совете! Верно! Грядет новый Союз. А значит если мы начнем войну, то она начнется для всех, для каждого... для эльфов, для людей, для гномов... Мы окажемся истреблены, сломлены, разгромлены! Враг только этого и ждет...
Послушайте! Нет, этот день мы еще припомним врагу, кем бы он ни был, он заплатит за кровь наших детей, за слезы матерей и печаль отцов! Он еще узнает всю силу и мощь орлов Манвэ, истинных хозяев неба! Но видят Наш Повелитель, не сейчас! Наступит тот час, когда наша месть прольется на голову врагов и тогда они узнают цену своих козней. Но не сейчас... Сейчас мы не сможем вернуть наших детей, нам не восстановить разрушенных гнезд ни местью, ни мольбами, ни спорами, ни тем более гневом.
Чего вы хотите? Новых смертей? Новых потерь? Враг хитер, так будем учиться у него! Наш час настенет в этой войне, не стоит его торопить...

Сэрайя замолчала, прикрыв глаза и слушая тишину, которая повисла от ее слов...
- Я не вижу смысла начинать разговор о смене Вождя. Не сейчас! Не время Стае принимать столь серьезные решения, не на пороге войны. Гваихир, веди нас, и мы полетим за тобой, о, Мудрейший!

0


Вы здесь » The Lord of the Rings » Мглистые Горы » Мглистые горы>>