The Lord of the Rings

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lord of the Rings » Об Арде » Ондолиндэ>>Белый город Гондолин


Ондолиндэ>>Белый город Гондолин

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

История:

Основание

Город был основан в 116 году, но предварительно строился 52 года, начиная с 64 года Первой эпохи Солнца. Тургон, сын Финголфина, правитель Невраста, отправился в путешествие, к своему другу Финроду, который жил в крепости у вод Сириона. И посланы им были вещие сны от Ульмо, и было сказано, что нолдор не смогут сдержать Моргота, который сидел в это время в Ангбанде, а потом и в осаде, и что надо строить тайные укрепления, разыскав места. И друзья начали поиски. Финрод нашёл всё-таки то, что искал. А именно пещеры, где и начал строительство Нарготронда, в подобие Менегрота, столицы Дориата. Тургон же ничего подходящего и вынужден был вернуться в свои владения. Но вскоре Ульмо показал нолдо долину Тумладен, и тот прошёл, созданным Валой путём.
И тут Тургон и решил основать прекрасный город, подобие Тириона, что на Туне. Однако эльф принялся за дело не сразу. Сперва он вернулся в Невраст и долго пребывал там, в бездействии, обдумывая, как лучше осуществить свой замысел.
Но после победоносной Битвы Тургон с новой силой ощутил беспокойство, навеянное вещим сном Ульмо. Тогда отобрал он самых сильных и искусных из своего народа и тайно увел в скрытую долину. Так началось строительство задуманного им города. Кругом были расставлены дозоры, и никто не ведал об их трудах, а могущество Ульмо, разлитое в водах Сириона, хранило строителей ото всех бед. Сам же Тургон большей частью жил в Неврасте, пока в упорном труде не минуло пятьдесят лет и еще два года и город, наконец, был построен.
Тургон уже готовился покинуть Ваниамар, когда Ульмо снова посетил его. Могучий Валар сказал: "Тебе пора уходить в Гондолин. Своей властью я охраню путь, и впредь никто без твоей воли не проникнет в скрытую долину. Дольше всех оплотов Эльфов стоять Гондолину против злобы Мелькора, но не обольщайся неприступностью своих новых владений и не давай им занять слишком много места в твоем сердце. Помни: истинная надежда Нолдоров - на Западе, и прихода ее надо ждать с моря".
Напомнил Ульмо Тургону, что и на нем лежит Проклятье Мандоса, отменить которое бессилен даже он, Владыка Вод. И еще сказал он так: "Может статься, рок настигнет тебя задолго до конца и измена поднимет голову в самом Гондолине. Огонь будет грозить его стенам. Но знай, что в самый трудный час сквозь огонь и прах придет из Невраста Человек, чтобы предостеречь тебя, и в нем одном будет надежда и для Эльфов, и для Людей. Поэтому, покидая Невраст, оставь здесь меч и доспехи для того, кому понадобятся они в грядущие годы. По ним сможешь узнать посланца, не боясь ошибки". Подробно объяснил Ульмо, каковы должны быть и шлем, и доспехи, и меч, оставленные в Неврасте. Валар вернулся в свою стихию, а Тургон собрал народ - добрую треть Нолдоров, пришедших с Финголфином и еще больше Синдаров, и тайно отправил в Гондолин. Группа за группой уходили они и навсегда исчезали в тени Эред Ветрин, чтобы так никем и не замеченными прийти в скрытую долину. Никто не нарушил тайны и не раскрыл конечной цели переселения, ибо и сами они не ведали о ней. Последним с близкими и домочадцами двинулся Тургон. Он миновал холмы, прошел сквозь горные врата и они закрылись за его спиной.

Аредель и Эол

Потянулась длинная вереница лет, на протяжении которой кроме Хурина и Хуора не проходил никто. Ни один отряд не выходил из Гондолина вплоть до Горестного Года.
Жили эльфы многие годы в безопасности. Но вот Аредели, сестре Тургона, захотелось уйти из княжества и навестить Фингога, и правитель согласился, но с камнем на душе и с дурными предчувствиями. Хотя сестра его отправилась не куда сперва шла, а во владения феанорингов, желая посетить старых друзей.
Но вскоре в Гондолин вернулись стражи, что сопровождали Аредель и рассказали о многом. Как потеряли эльдэ в ущельях Нан Дунгортэб, о выбранном ею пути. Велика была скорбь и печаль Тургона и потом он уж посчитал сестру погибшей.
Но вскоре Аредель вернулась, приведя в город своего сына Маэглина, поведав свою историю брату, о том, как преодолела ужас Нан Дунгортэб, об Эоле и о многом другом. Но Эол выследил своих сыновей, и сына и того привели в город. Ему дали выбор: либо жить здесь либо нигде и Тёмный Эльф неожиданно выхватил дротик и метнул его в сына, сказав: " Вот мой выбор для меня и для сына!" Но Аредель, разгадав его мысли, бросилась вперед и закрыла собой свое чадо. Дротик вонзился ей в плечо.
Решено было судить Эола на следующий день. Идриль и Аредель просили Тургона проявить милосердие к пленнику, и неизвестно, как повернулась бы судьба Эола, если бы вечером Аредель не почувствовала слабость, хотя рана ее и казалась неопасной, а ночью уже скончалась. Никто не догадался, что острие дротика было отравлено, а когда об этом подумали, было уже поздно. Поэтому, когда наутро Эол предстал перед Тургоном, то ни жалости, ни сострадания ни в ком не вызвал. Темного Эльфа привели на высокий обрыв северной стены города и собирались сбросить вниз. Маэглин стоял неподалеку и по-прежнему не произносил ни слова. За минуту до конца вскричал Эол:
- Ты предаешь своего отца и его род, обманом нажитый сын! Но здесь утратишь ты свои надежды и уделом твоим станет такой же конец!
Приговор привели в исполнение и всем в Гондолине казался он вполне справедливым. Только Идриль сильно потрясло происшедшее, с этого дня стала она замкнутой и сторонилась родных.
Шло время, Маэглин преуспевал; его влияние среди жителей Гондолина неизменно возрастало и Тургон относился к нему с любовью.

Хуор и Хурин

После того, как Тургон узнал о битве Дагор Браголлах и прорыве Осады Ангбанда (455 год Первой Эпохи), он запретил кому-либо из своего народа уходить на войну, ибо считал, что время выйти за пределы города еще не пришло. Он посылал эльфов в Устье Сириона и на остров Балар. Там они тайно строили корабли и отплывали на Запад, дабы найти сокрытый Валинор и просить в нем помощи. Но ни один корабль не достиг Запада и мало кто из моряков вернулся назад.
В 456 г. Первой Эпохи Финголфин погиб в поединке с Морготом, и орел Торондор принес его тело на одну из северных вершин Окружных Гор, оповестив об этом Тургона. Тургон поднялся на вершину и похоронил отца, возведя над ним каменный курган.
В 458 г. Первой Эпохи орлы принесли в Гондолин Хурина и Хуора, которых преследовали орки. Тургон приветливо принял юношей, ибо Ульмо посылал ему сны и послания вверх по Сириону, предупреждая о грядущей беде и советуя по-доброму принять людей из Дома Хадора, от которых должна ему прийти помощь в нужде. Они прожили в Гондолине целый год. Тургон полюбил их, и ему хотелось, чтобы они навсегда остались в городе. Но Хурин и Хуор пожелали вернуться к своему народу, чтобы разделить с ним беды и несчастья. Тургон дозволил это сделать, поскольку они прибыли в город по воздуху и не могли выдать тайную дорогу. Кроме того, они поклялись молчать о том, где они были. И хотя Хурин и Хуор выполнили клятву, многие догадались о том, где они побывали, и Моргот тоже проведал о странной истории сыновей Галдора.

Орлы принесли Тургону вести о Союзе Маэдроса и готовящейся войне с Морготом. Тогда Тургон тоже стал готовить войско и неожиданно для Маэдроса и Фингона вышел с воинством в десять тысяч эльфов из Гондолина и присоединился к Фингону в день, назначенный для выступления на Ангбанд (472 год Первой Эпохи). Но всем известна, чем закончилась эта битва. Но войску Тургона удалось скрыться, и вход в город не был обнаружен. После гибели Фингона в битве Нирнаэт Арноэдиад Тургон стал Верховным Королем нолдор.
После Нирнаэт Арноэдиад Моргот все свои помыслы обратил на поиск Гондолина, ибо еще в Валиноре открылось ему, что Тургон будет причиной его поражения. Поэтому он боялся Тургона. Кроме того, Моргот ненавидел Тургона за то, что тот в Валиноре презирал его и дружил с Ульмо, а также за те раны, что нанес ему Финголфин в поединке. Моргот предложил пленному Хурину свободу и награду, если тот выдаст тайну, где находится Гондолин, и поведет против него войско. Но Хурин отказался, и Морготу так и не удалось найти Тургона.
Но в последствии Хурин отправился к пределам Гондолина, надеясь на помощь Тургона, но тот не откликнулся. Однако соглядатаи Моргота, следившие за Хурином, выяснили местоположение Гондолина.

Приход Туора

Туор был сыном Пелега, сына Индора из дома Лебедя и жил в одиночестве у озера Митрим. Гербом Туора был Лебедь, ибо он любил эту птицу. Он то охотился, то играл на своей арфе из медвежьих жил, и многие приходили послушать его песни, – но Туор умолкал и уходил подальше в пустынные земли, где он познакомился с нолдоли, которые научили его своему языку и поведали немало преданий. Однажды волшебство и судьба привели его к пещере, в которую он из любопытства забрался, но воды реки увлекли его в сердце гор, и он не смог выбраться. Нолдор по поручению Ульмо провели его под горами и вывели к ущелью, которое Туор нарек Золотым ущельем или Расселиной Радужной Кровли. Он прошел по нему и вышел к морю, и поселился на берегу Фаласквиля. Жилищем ему была бухточка меж огромных черных скал. Нолдор рубили в Дор-Ломине деревья и спускали по реке бревна, и Туор из них построил для себя жилище, которое со временем украсил искусной резьбой. Но он стал тяготиться одиночеством, и однажды последовал за лебедями, ибо считал их появление знаком. Вскоре вместо птиц проводниками стали нолдоли, которые и довели его до Края Ив. Ульмо, опасаясь, как бы Туор не покорился чарам той земли и не остался там навсегда, сам пришел в тот край и играл на своей флейте, привлекая внимание Туора. Владыка Вод поручил ему найти город гондотлим и дал ему проводников. Но из всех нолдор, ведущих Туора, самым стойким оказался Бронвэг, который и проводил его до Гондолина.
Там Туор передал Тургону послание, но король отверг веление Владыки Вод. Тургон пригласил его остаться в Гондолине, и Туор согласился. Много раз порывался оставить Туор прекрасный город, но сердце его было исполнено любви к дочери короля. Туор стал гораздо могущественнее, мудрее и искуснее, чем был прежде. Он заслужил любовь и поддержку короля, не имевшего сыновей, и народ Гондолина также полюбил его. Тургон поручил своим лучшим оружейникам выковать доспехи в дар Туору. Ему выстроили дом на южной стене, и гондотлим говорили, что с радостью пошли бы за ним на битву с орками. Через много лет Туор обручился с Идрилью, и у них родился сын Эарендель. По совету Идрили Туор стал готовить тайный ход, начинающийся с их дома, и отобрал самых верных и отважных из воинов гондотлим, и дал им свой герб в знак того, что они его воины.

Падение Гондолина

Маэглин, исследуя залежи руды, вышел за кольцо Эхориат, что было запрещёно Тургоном, и попал в плен к Морготу. Под угрозой пыток, а также за обещание отдать ему Идриль и власть над Гондолином, Маэглин выдал точное расположение города и мест, откуда можно напасть на него. Предатель был отослан Врагом назад для оказания помощи в захвате Гондолина изнутри. В следующем, 510 году П.Э. Моргот напал на Гондолин.
Состоялся военный совет, на котором многие из лордов советовали напасть на армии Врага на равнине, но Маэглин отверг это и к нему присоединился Салгант, один из лордов и трус. Не смотря на то, что все советовали за первый вариант, король принял решение остаться в городе, так как Маэглин начал говорить об огромном запасе оружия внутри и другом. Во многом на Маэглина повлияло то, что другую идею предложил именно Туор.
Посыпались в орков многочисленные стрелы, но те смогли прорваться и их встретили воины народа Древа, чьим предводителем был Галдор, и народ Гневного Молота, которым правил Рог. А стрелы родов Ласточки и Небесной Дуги  сыпались  на них подобно каплям черного осеннего дождя, и из-за дыма и сумятицы гибли от них равно орки и Гондотлим. Битва была отчаянная, но, несмотря на всю доблесть Гондотлим, противник непрестанно прибывал, и их постепенно оттесняли, пока гоблины не завладели северной частью города. Эльфы отступили на время.
Во время гибели Гондолина Маэглин захватил Идриль и Эарендиля. Но Туор отбил у предателя жену и сына, сбросив Маэглина с городской стены. Так осуществились проклятья Эола и Мандоса. Тут воины Крота (род Маэглина), будучи многочисленнее отряда Крыла и верны своему владыке, приступили к Туору, и жаркой была схватка, но никто не мог устоять пред гневом Туора, и их смяли - одни попрятались по темным щелям, других же сбросили со стен.
В это время битва продолжалась, и народ Гневного Молота решился на вылазку. Они ринулись в пролом, сметая, как и орков, так и барлогов.
Вскоре в сражение вступил род Крыла, а также воины Эктелиона, владыки дома Фонтана, чьи войска до этого были в резерве. Воины Небесной Дуги и Ласточки сражались с ними. Но воины не устояли и Туору с войсками пришлось отступить, неся на себе бессознательного Эктелиона.
И вот Туор вышел с севера на площадь Народного Источника  и  нашел там Галдора; Галдор защищал западный вход на площадь, возле Арки Инве, от отряда гоблинов, и с ним была лишь небольшая горстка  людей  Древа. Тут Галдор спас Туору жизнь, ибо Туор шел последним, споткнулся в темноте о труп и упал вместе с Эктелионом, и орки схватили бы  их  обоих, если бы Галдор не бросился на них со своей палицей.
На площади собрались остатки стражи Крыла, домов Древа,  Фонтана, Ласточки и Радуги - вместе немалая сила; и по совету Туора они отступили с площади Источника, потому что рядом была Королевская площадь, которую было проще оборонять. На той площади раньше росло множество прекрасных деревьев,  дубов и тополей, а посередине был большой пруд, очень глубокий и  чистый; но сейчас на площади буйствовал безобразный народ Мелькора, а воды пруда были осквернены их трупами.
Так последние  защитники  Гондолина собрались на Дворцовой площади Тургона. Немало среди них раненых и ослабевших, и Туор устал от трудов этой ночи и шатается под весом Эктелиона;  Эктелион же в глубоком обмороке. Едва привел он свой отряд на площадь по улице Арок с северо-запада (нелегко им было не пустить за собой врагов),  как на восточной стороне послышался шум, и на площадь ворвался Глорфиндель с последними воинами Золотого Цветка.
Они выдержали жестокую схватку на Большом Рынке в восточной  части города: они шли кружным путем на битву у ворот, когда на них неожиданно напал большой отряд орков под предводительством  балрогов.  Глорфиндель думал напасть на врага с левого фланга и захватить врасплох, но сам попал в засаду; они отчаянно бились несколько часов; Глорфиндель прорубил себе путь с великим трудом и потерял много эльфов. По пятам за Глорфинделем  пришло  целое полчище торжествующих врагов.  Люди Арфы с великим рвением бросились на них, не дожидаясь приказов:  они отбросили врага обратно к рынку и, так как ими никто не командовал,  продолжали безоглядно наступать, так что многие погибли в огне пожара или в дыхании змея, что ждал на площади.
И вот предводители, Туор и Глорфиндель, расчищают площадь, выводят всех, кого можно, из улиц, ведущих на площадь, и заваливают все входы на площадь,  оставив открытым лишь южный. Оттуда и приходит Эгалмот. Ему были поручены катапульты на стенах;  но он  давно  решил,  что сейчас нужнее рукопашный бой,  чем стрельба со стен, собрал к себе воинов Радуги и Ласточки и отбросил свой лук. И отправились они бродить по городу, нападая  на все встречные отряды врагов. Так удалось ему выручить много пленников и собрать немало воинов, отбившихся от своих; и наконец прорвался  он на Королевскую площадь. Все радостно приветствовали его, ибо боялись, что он погиб. Теперь всех женщин и детей, что собрались на площади,  и тех, кого привел Эгалмот, прячут во дворце, и готовятся защищать площадь. Среди выживших есть понемногу  воинов  из каждого рода,  кроме рода Гневного Молота; а королевская стража еще не
вступала в бой.
Но вот люди Мелькора собрали свои силы. На завалах  началась резня; Эгалмот с  Туором  переходили с места на место,  распоряжаясь обороной, Эктелион же лежал у фонтана;  ни одна песня и история не  помнит  более стойких защитников. Но в конце концов дракон прорывается через северный завал - некогда там была Розовая аллея,  прелестное место,  гулять  там было очень приятно, - но теперь темный провал, наполненный грохотом.
Туор стоял на дороге у чудища, но от Эгалмота его оттеснили, и ему пришлось отступить  почти  до самого фонтана.  Там Туора,  истомленного удушающим жаром, сбил с ног огромный демон, сам Готмог, главный балрог. Эктелион, чье лицо было бледно, как серая сталь, и левая рука бессильно обвисла,  встал и заслонил упавшего Туора; он ударил демона,  но не убил его а,  напротив, сам был ранен в правую руку и выронил оружие.  Тогда Эктелион, владыка Фонтана, прекраснейший из нолдор, бросился на Готмога, воздевшего свой бич - а на шлеме у Эктелиона было острие,  и он вонзил его в грудь злодея, и обвил его ноги своими; балрог взвыл и рухнул ниц; и оба скатились в пруд королевского фонтана, а он был очень глубокий.  Тут демон нашел свою погибель; но и Эктелион,  отягченный  стальными доспехами,  погрузился в глубину - и так владыка Фонтана после огненной битвы погиб в ледяной воде.
Тургон спустился вниз и вместе со своим отрядом сражался с воинами Мелькора. Они очистили от врагов всю площадь и сразили не мало балрогов, а также сумели убить одного из огненных драконов. Но не смогли они добиться победы, ибо солдат Тьмы было слишком много. И в полночь уцелевшие эльфы собрались у королевского дворца, и Тургон повторил пророчество: «Велико падение Гондолина», ибо понял он, что им не победить и не спасти город, и понял также, что это он навлек гибель на жителей Гондолина, не послушав Ульмо. И тогда он велел всем уцелевшим уходить вместе с Туором, а сам отбросил меч и венец, отказавшись зваться королем гондолинцев. И хотя Туор уговаривал Тургона возглавить уцелевших жителей города и бежать по подземному ходу, тот не согласился. Он поднялся на вершину своей белой башни, чтобы встретить там смерть.
Туор тоже хотел остаться, но также он желал спасти женщин и детей и поэтому ушел.
Эарендила Идрил уже отправила из города вместе с большей частью стражи. И, не желая жить, если Туор погибнет, обороняла вход в туннель (ее не смогли уговорить бросить меч), помогая бежать по нему попадавшимся женщинам. Там она оборонялась, пока не появился отряд, больший, чем у нее, тогда дом Туора был разрушен и все, кроме Воронвэ и Идрил, погибли, а им удалось бежать.
Отряд Туора прорывался с боем к входу в проход и на полпути Туор встретил Идрил и Воронвэ. Обернувшись, они увидели, что дворец захвачен, а башня, на которой стоял Тургон, осаждена. Тогда Туор бросился спасти короля, но башня рухнула в огонь, поскольку драконы разрушили основание.
Затем все ушли через туннель, завалив за собой проход. Большую часть ушедших ранее они встретили по выходе из под земли через два часа и отправились догонять отряд, с которым был Эарендил. Они догнали его на равнине, когда остатки охраны едва не были перебиты преследовавшими их орками. Но Туор подоспел вовремя и спас Эарендила.
И все же они вышли на свет и поднялись в горы по холодным, заснеженным перевалам. По одному из них, особенно тяжелому и недаром носившему имя Орлиного, вилась узкая тропа. Справа вздымались отвесные скалы, а слева зияла головокружительная бездна. Вот этим путем и пробирались беглецы, когда неожиданно попали в орочью засаду, возглавляемую барлогом. Множество таких засад приказал расставить Моргот на подступах к Каменному Поясу. Положение Эльфов было отчаянным. Правда, с ними был золотоволосый Глоридел, могучий воин, вождь одного из Домов Гондолина, но и он едва ли сумел бы справиться со всеми врагами, не приди на помощь Орлы.
О поединке Глоридела с барлогом на узком скальном уступе сложено много песен. Оба нашли свою гибель в бездне. Однако, и разделавшись с барлогом, беглецам пришлось бы круто, но с неба спустились Орлы. Мощными когтями и гигантскими крыльями они разогнали злобно визжащих орков, многих убили, а прочих побросали в пропасть. Некому было даже сообщить Темному Властелину о том, что из Гондолина кому-то удалось спастись. Он, конечно, узнал об этом, но значительно позже. А тогда, после окончания стычки, Торондор осторожно поднял из пропасти тело Глоридела, и его предали земле. Над могилой воздвигли каменный курган, обложенный зеленым дерном. До самого изменения мира здесь всегда цвели желтые цветы, и других поблизости не было.
Туор вывел остатки народа Гондолина в долину Сириона. Отсюда путь на юг был открыт. Но много сил пришлось затратить, пока беглецы достигли Ивового Края.

+1

2

География и город:

Карта княжества:
http://i077.radikal.ru/0911/96/6ab80681a810.jpg

Княжество находилось в долине Тумладен. Долина... лежала к востоку от верховьев Сириона в кольце гор, высоких и крутых. Посреди её был высокий холм, на котором и был, воздвигнут город. Путей в княжество было мало. Первый это через семь врат, из дерева, камня, бронзы, железа, серебра, золота и стали. Также есть путь, названный Путём Избавления, так как по нём проходили многие, кто сбегал от Моргота. Третьим путём был опасный перевал, названный ещё Орлиным.
Ворота города, весьма высокие и мощные. Улицы же Гондолина были широки, и вымощены камнем, и выложены мрамором, и вдоль дорог стояли  прекрасные  дома  и дворы меж садов с яркими цветами,  и множестводивных и стройных башен,  украшенных чудной мраморной резьбой, вздымалось к небесам.  Были там и стогна, звенящие фонтанами, обиталище птиц, щебечущих в ветвях старых дерев; и самым большим из них было то место, где стоял дворец короля,  и башня того дворца была высочайшей в городе,
и фонтаны,  игравшие пред дверьми, взмывали в воздух на двадцать и семь саженей и обрушивались ниц поющим хрустальным ливнем;  в их струях днем дивно дробились  солнечные лучи,  по ночам же волшебно  трепетал  лунный свет. Птицы, что гнездились там, были белее снега, голоса же их звучали слаще любой колыбельной.
Обок дверей дворца росли два дерева, одно с золотыми цветами, другое же – с серебряными, и дерева те не вяли и не осыпались, ибо были то отпрыски древних и великих Дерев Валинора, что озаряли тот край, доколе не иссушили их Мелькор с Мракоткущей; и Гондотлим звали те деревья Глингол и Бансиль.

Особенности, население и дома Гондолина

Население города состоит из Эльдар, Второго дома, которых увёл ещё Тургон в начале эпохи, и которые родились здесь, а также синдар. Язык во дворце, да и в самом городе был квенья. Также говорят, что сначала Тургон назвал город Ондолиндэ - на языке Ваниаров это означало Скала Поющей Воды, ибо дивной музыкой звучали фонтаны, бившие из скалы. Но язык синдар исказил первоначальное звучание и смысл, так что город стал зваться Гондолин - Тайная Скала.
Теперь немного о политическом строе и государственном устройстве. Вообще у эльфов Первой эпохи преобладает, как многие видят, феодальный строй. Верховным королём Гондолина также был Тургон и его власть непоколебима. Так, что можно назвать княжество Гондолин абсолютной монархией, но мы наблюдаем такую вещь, как совет лордов. Это можно назвать неким парламентом, но служит этот совет только по поводу важных вопросов, так что конституционный строй в этой монархии мы сразу опускаем. Также понятно, что если бы Тургон умер, то его бы трон заняла бы Идриль, и, конечно же, Туор. Ещё и поэтому правитель так ценил возлюбленного своей дочери. А были ли у Маэглина права на трон? Безусловно, но пока жива Идриль и Туор (и конечно же Эарендил, как внук Тургона), он бы его не получил никогда бы.
Также известно, что всё население города делилось на двенадцать домов. Один из них возглавлял сам король. Одеты они были в могучие доспехи и цвета их были - белый,  золотой  и красный, знаки же их - луна,  солнце, и алое сердце. Народ Крыла возглавлял сам Туор, и это были самые могучие из воинов. Все они носили на шлеме крылья, словно лебединые или чаячьи,  и знак Белого Крыла был на щитах их. Был и народ Маэглина, род Крота, и оружие их было черным, и не было на нем ни знаков, ни гербов, но их круглые стальные шишаки были обтянуты кротовым мехом, и сражались они обоюдоострыми секирами, похожими на кирки. Также народ Ласточки, народ Небесной Дуги - среди них было больше всего искусных лучников. Народ Ласточки,  он носил на шлемах веер из перьев,  и одевались они в белое,  темно-синее,  пурпурное и черное,  и на щитах у них был  наконечник  стрелы.  Предводителем их был Дуилин,  что бегал и прыгал лучше всех, и лучше всех стрелял из лука. А одежды воинов Небесной Дуги, обладавших несметными богатствами, блистали всеми цветами радуги, и оружие их было усыпано самоцветами, что пылали в свете пламени, объявшего теперь все небо. Каждый щит этого отряда был небесно-голубым, а шишки щитов были сложены из семи камней:  рубина, аметиста и сапфира, изумруда, хризопраза, топаза и янтаря, а на каждом шлеме мерцал огромный опал. Эгалмот был вождем их, на нем был голубой плащ, расшитый хрустальными звездами,  и  меч  у  него был изогнутый - больше никто из нолдор кривых мечей не носил - но он все же больше  доверял  луку, и мог пускать стрелы дальше, чем кто-либо в том войске. Был также и народ Столпа, и народ Снежной Башни, и обоими этими родами повелевал Пенлод, самый высокий из эльфов. Народ Древа - то был многочисленный род, и одеяния их были зелеными. Сражались они дубинами,  окованными железом, или же пращами, и повелитель их Галдор считался самым доблестным из всех Гондотлим,  кроме одного Тургона. Также стоял в Гондолине и дом Золотого Цветка, что носил на щитах солнце со многими лучами, и на вожде их Глорфинделе был плащ, столь плотно расшитый золотыми нитями, что был он похож на весенний луг,  усыпанный лютиками;  а оружие его было преискусно украшено золотым орнаментом. Народ Фонтана, и повелителем их был Эктелион, и любили они серебро и алмазы; вооружены они были очень длинными, блестящими,  светлыми мечами, и в бой они шли под звуки флейт. Воинство Арфы, были то добрыми воинами; но предводитель их Салгант был трус, и заискивал перед Маэглином. Одеянья их были расшиты серебряными и золотыми кистями, и серебряная арфа сияла на черном поле их щитов;  у Салганта же арфа была золотая, и он, единственный из всех сынов Гондотлим, ехал на битву верхом, ибо был тяжел и приземист.
    Последний же  из  отрядов были эльфы Гневного Молота – среди них было очень много искуснейших кузнецов и мастеров,  и весь этот  род чтил Ауле-Кузнеца более всех прочих айнур. Сражались они огромными булавами, подобными молотам, и шиты их были тяжелы, ибо у них были очень сильные руки. В былые дни в тот род принимали в основном тех нолдор, кто ускользнул из копей Мелькора, и люди этого дома особенно горячо ненавидели  деяния  злодея и его демонов балрогов. Предводителем же их был Рог,  самый могучий из эльфов,  отвагой мало уступавший Галдору из рода Древа. Знаком  того народа были Молот и Наковальня, и на щитах их были изображен молот, высекающий искры, и любили они красное золото и черное железо. Отряд их был весьма многочислен, и не было средь них ни единого слабого духом.
Это были двенадцать домов Гондолина. Также у этого города были свои особенности. У эльфов в арсенале присутствует не только мечи, а ещё и булавы, молоты, палицы, и даже кривой меч, которых нет у остальных народов гномов. Также известно, что луки Гандотлим стреляли в семь раз дальше, чем человек может выстрелить в любую цель. На стенах Гондолина также присутствовали различные, боевые машины, в частности катапульты. Многое другое можно ещё назвать.

Дома и рода Гондолина:
http://i071.radikal.ru/0908/a4/77f87c00fbdb.jpg

Итоги

Гондолин – одно из княжеств нолдор в Первую эпоху, владение Тургона. Тут присутствуют как и элементы, что есть у всех эльфов, так и особенности, что было сказано. Город был скрыт и почти не противостоял Врагу, но очень сильно повлиял на историю. Самым большим достижением, конечно же, был Эарендил, благодаря кому удалось повергнуть Моргота. Тесно сплелась историю княжества, хоть и такого незаметного. Также это город, в котором присутствуют элементы сильмариллиона, а также старых сказаний, когда большинство перестроилось под первое.

Источники и ссылки:

Сильмариллион. Квента Сильмариллиона. Перевод Григорьевой и Грушетского.
Старые сказания. Гондолин
Рунета в мире Арды
Энциклопедия Арды-на-Куличках
Энциклопедия Толкиена

0


Вы здесь » The Lord of the Rings » Об Арде » Ондолиндэ>>Белый город Гондолин