The Lord of the Rings

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lord of the Rings » Об Арде » Магия Средиземья>>читать всем


Магия Средиземья>>читать всем

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Оригинальный текст на _www.mirf.ru

Здесь не летают смертоносные огненные шары, дворцы не устремляются к небу единственной силой слова, а величайшие из волшебников неспособны читать мысли или мгновенно перемещаться с одного края света на другой. И, тем не менее, магия тут на каждом шагу. Может быть, она незаметна с первого взгляда, но стоит приглядеться, и... А приглядеться действительно стоит.

Как утверждал Толкин, придумать зеленое солнце легко, сложно создать мир, в котором оно было бы естественным. Сам Профессор с подобной задачей справился блестяще: волшебство не только “вписывается” в его мир, но и, как ни странно, подчиняется определенным законам. “Как ни странно” — потому что у Толкина нет ни толстых книг с заклинаниями, ни маны, ни трудных и продолжительных ритуалов... Словом, ничего того, что мы привыкли видеть в современном фэнтези. Итак, чем же отличается магия Средиземья и на каких принципах она основана?

“Я служитель Тайного огня!”

Первое и главное: волшебство в мире Толкина ни в коем случае не наука, это творчество. Об этом говорит Эйлиан в своей работе “Магия, как она есть”. В “Сильмариллионе” сказано, что Арда была спета — спета айнур под управлением их создателя, Эру Илуватара. Следовательно, в основе толкиновского мироздания лежит не материя, а информация. И для того, чтобы внести в Арду какие-либо магические изменения, необходим полноценный творческий акт. Будь то написание песни, огранка самоцвета или ковка оружия.

Справедливости ради надо сказать, что сам Толкин никогда такую последовательность рассуждений не выстраивал. Зато у него мы находим понятие Негасимого или Тайного огня — силы, из которой Илуватар создал айнур и которую вложил в сердце мира. Не исключено, что этот огонь и есть образное название информационной ткани мира, о которой ведет речь Эйлиан.

Второе понятие, напрямую связанное с магией у Толкина, — воля. Нередко это слово означает в книгах Профессора то же, что и “магия” или “волшебство”. Но и без этого понятно, что чародейский потенциал средиземца во многом зависит от его воли, а не накопленных знаний. Воля нужна, чтобы противостоять драконьему голосу или действию Кольца Всевластья. Присутствие Гэндальфа или имя “Элберет” придают персонажу волю. Таким образом, магия не становится решающим, последним аргументом: даже если вы — темный повелитель Саурон, два маленьких хоббита, у которых достанет воли сбросить Кольцо в Ородруин, повергнут вас в ничто.

Третий закон — неуклонное угасание волшебства. Чем дольше горит Тайный огонь, чем больше столетий проходит с момента Творения, тем сильнее уходит из Арды чудесное. В Третью эпоху никто уже не сможет отковать кольца власти. Во Вторую Саурон уже не в силах создать драконов. Четвертая эпоха станет временем людей — тех, кто куда менее чувствителен к волшебству, чем эльфы и гномы.

Но если нынешняя магия — только бледная тень прошлого, то какой была она в начале времен?

“...И стало так”

После того, как Арда обрела материальное воплощение, многие из айнур, спевших ее, решили связать свои судьбы с новосотворенным миром. Самые сильные из них стали называться валар, что означает стихии или силы мира. Впоследствии люди нередко относились к валар, как к божествам. Менее могущественные духи получили имя майяр, и выступали слугами и помощниками валар

Айнур были бесплотны, но для удобства валар и майяр приняли физическую форму, сходную с эльфийской. Валар четырнадцать: повелитель ветра и воздушной стихии Манве, владычица звезд Варда, владыка вод Ульмо, мастер земли и ремесел Ауле, дарительница плодов Йаванна, собиратель душ погибших Намо, его спутница Вайре, господин снов Ирмо, целительница Эсте, скорбящая Ниенна, боец Тулкас, покровительница оленей Несса, охотник Ороме и вечноюная Вана. Самым могущественным из айнур был Мелькор, однако он пошел против Эру и, спустившись в Арду, стал Врагом валар и всех детей Илуватара. У Мелькора тоже были свои майяр, например, Саурон.

Власть валар над Ардой не была абсолютной — это видно уже из их количества — но превышала все разумные пределы. Описывая в “Сильмариллионе” их деяния, Толкин не утруждает себя объяснениями: вот Ауле воздвиг горный хребет, вот Варда зажгла звезды, вот Мелькор вихрем пронесся с одного края света до другого — все это просто так, в порядке вещей. Майяр послабее, но тоже в хозяйстве пригодятся: остров там передвинуть, вокруг эльфийского королевства магическую завесу установить, Кольцо Всевластья выковать... Погода им тоже подчинялась: Саурон умел нагнать туч так, чтоб не рассвело, а Саруман, судя по всему, обрушил на Хранителей снежную бурю. В принципе, валар с майяр и есть настоящие маги Арды. Немудрено: айнур существовали до мира, они вплели в него свои музыкальные темы и теперь обладают пусть и частичной, но властью над ним. Пожалуй, единственное, что неподвластно этим волшебникам — создать разумную жизнь со своей собственной волей, это уже привилегия Эру Единого. Потому и люди, и эльфы зовутся детьми Илуватара.

Валар и майяр активно участвовали в судьбах Средиземья в Предначальное время и в Первую эпоху — вплоть до низвержения Мелькора. Цена победы над Врагом оказалась очень высока: тысячи смертей, опустошенные континенты... Поэтому, расправившись со своим главным противником, валар ушли на Дальний Запад, в Валинор, и зареклись возвращаться в Средиземье. С тех пор здесь стало куда меньше магии, чем в былые дни. Но “меньше” не значит “вообще ничего”. Эльфы, люди, гномы творили волшебство своей волей и своим искусством — пусть их магия и была несравнима с могуществом валар. Сохранилось наследие древности: чародейские артефакты, волшебные создания, местности, отмеченные вниманием одного из сильных Арды. Изредка детей Илуватара навещали посланцы Валинора, а бывшие прислужники Мелькора и не собирались покидать Средиземье.

Магия и средиземцы

Изо всех детей Илуватара наиболее склонными к волшебству были, разумеется, эльфы. Во-первых, они пришли в Арду первыми. Во-вторых, эльфы были созданы по образу и подобию валар. В-третьих, бессмертие давало им возможность изучить мир и достичь вершин в искусстве. В-четвертых, многие из них побывали в Валиноре и принесли оттуда знания и умения, которым их научили валар.

Не верьте, если вам скажут, что мастерство гномов в обработке металлов и камней непревзойденно. В Третью эпоху так и было, но величайшим творцом среди детей Илуватара по праву считается эльф Феанор. Будучи в Валиноре, он поймал свет двух сотворенных валар Древ, золотого и серебряного (в ту пору они служили вместо солнца и луны), и заключил его в камни Сильмарили. Сила их была такова, что они наградили незаживающими ожогами свого похитителя Мелькора, а единственный сохранившийся из камней стал яркой звездой. Не менее выдающееся творение Феанора — палантиры, видящие камни.

Эльфийское волшебство, которое мы видим во “Властелине колец”, как правило, направлено против Саурона и его приспешников. Уже одно присутствие эльфов придает надежду защитникам Света и разгоняет Тьму. Глорфиндель гонит назгулов на стремнину. Галадриэль обрушивает стены темной крепости Дол Гулдур. Другая сторона эльфийских чар — предсказательная. Это и Зеркало Галадриэль, в котором каждый видит один из вариантов будущего, и менее известное пророчество о том, что Король-Колдун погибнет не от руки мужчины. Владыки эльфов — Эльронд, Галадриэль — способны общаться телепатически.

Гномы — существа, не похожие на эльфов и людей; их создал вала Ауле еще до прихода детей Илуватара. Эру пожурил подчиненного за самоуправство, но жить гномам позволил, подарив им свободную волю. Чародейству подгорные жители учились у древних эльфийских мастеров и своего валарского родителя, и, как следствие, более всего поднаторели в прикладной магии. Волшебство гномов всегда материально. Это могут быть чудесные детские игрушки или драгоценности, оружие или доспехи, зачарованные двери или магические руны.

Люди склонны к магии приблизительно так же, как и гномы, однако человеческое волшебство куда более разнообразно. Вершин его достигли, без сомнения, нуменорцы Второй эпохи, но от тех времен до нас почти ничего не дошло. Саурон предложил людям еще большее могущество, и величайшими из человеческих магов следует считать девятерых Кольценосцев. В принципе, они умели почти все то же, что их господин, но в меньшей степени: внушали страх, были неуязвимы для простого оружия, ломали клинки и крепостные ворота. Сила Короля-Колдуна была сравнима с возможностями Гэндальфа, одного из майяр.

Но и верные Свету нуменорцы сохранили свои знания. Исильдур проклял горцев-клятвопреступников, и тысячелетия спустя они призраками вернули свой долг Арагорну. Короли Гондора и Арнора обладали достаточной волей, чтобы использовать палантиры и сдерживать назгулов. Арагорн читал заклинание над клинком, которым ранили Фродо. Не отставали и “дикие люди”: знакомец Гэндальфа Беорн был оборотнем-медведем (причем на нем не лежало ничьих чар, кроме собственных), а жители Дэйла умели разговаривать с птицами.

Хоббиты же ни с какой магией не знались, и точка. Может быть, именно поэтому полурослик Фродо смог противостоять Кольцу, которое подчинило бы волю любого эльфа, гнома, человека и даже мага.

Отзвуки прошлого

Львиная доля средиземской магии — наследие тех славных времен, когда трава была зеленее, а вода мокрее, словом, отдаленного и не очень прошлого. В этом и кроется главное очарование волшебства по Толкину: пыль веков пахнет романтикой, а митрильные кольчуги или видящие камни нельзя запустить в массовое производство — технология утеряна. Можно даже сказать, что магия — это некий ограниченный ресурс, который надо расходовать бережно и по делу, а злоупотребляет волшебством только Враг. Такая “исчерпаемая” магия бывает трех видов: зачарованные места, волшебные существа и артефакты.

Магию средиземских мест можно сравнить с действием радиации в нашем мире. Сперва требуется магический “выброс”, кратковременный или продолжительный, а затем соответствующее волшебство живет в “зараженной зоне”, медленно угасая со временем. В древние времена Мелькор сотоварищи омрачил таким образом весь север мира, и там уже сами по себе начали заводиться лиходейские твари. Нечто подобное, но в меньшем масштабе, устроил Саурон в Мордоре и Сумеречье, а Король-Колдун — в Ангмаре. Ядовитые ручьи, бесплодные почвы, гнездилища чудищ — вот типичные признаки затененных земель. Нередко такие места сами распространяют заразу: например, нежить из Ангмара поселилась в могильниках Кардолана и превратила зеленые курганы в настоящую ловушку для путников. В Старом Лесу на границе Шира злая сила проистекает от старого лоха — древнего и почему-то обиженного на весь мир дерева. А уж о том, что происходит в тех местах, где изначальная тьма и не поднималась вовсе, и подумать боязно.

Есть, разумеется, и обратные примеры. Напоены светлым волшебством древние поселения эльфов: Ривенделл, Серые Гавани, Лориэн. Вечно цветет Керин-Амрот, где покоится Арвен. Оберегает себя от врагов лес Фангорн. Целебный ацелас произрастает только там, где ступала нога нуменорца. Собственной волей обладает горный пик Карадрас.

Наконец, место может стать волшебным и по другим причинам. На поле Дагорлад, где погибло много людей, эльфов, орков, теперь простираются Мертвецкие болота с блуждающими огоньками и призраками. После самосожжения Денетора в палантире Минас-Тирита сложно разглядеть что-то, кроме обугленных ладоней. А проплывая по Долгому озеру, редкий смельчак решится приблизиться к тому месту, где упал подстреленный дракон Смауг.

Орлы и драконы

Волшебные существа волшебны по двум причинам: во-первых, они созданы посредством магии, а во-вторых, сами обладают сверхъестественными чертами. Светлые магические создания — проводники воли валар. Это гигантские говорящие орлы Манве, созданные для наблюдения за животным миром Арды, и древоподобные энты, пастыри растительности. Прислужники Тьмы поразнообразнее. Некоторые из них — драконы, гигантские пауки, возможно, и щупальцевое чудище у врат Мории — появились из злобы Мелькора и его зависти. Другие — извращены и переделаны из творений Илуватара: так из эльфов получились орки, а из майяр — балроги. Третьи существовали сами по себе, со времен сотворения Арды, например, светоядная паучиха Унголиант.

Клинки и камни

Артефактов в Средиземье великое множество: начиная от колец власти и заканчивая черной стрелой, которой лучник Бэрд убил Смауга. Впрочем, о кольцах мы уже беседовали, а сегодня остановимся только на самых известных и могущественных из остальных волшебных предметов.

Палантиры привезли с собой в Средиземье верные нуменорцы, пережившие уничтожение своего острова. Этих непроницаемо-черных и сверхъестественно прочных каменных шаров было семь: два главных и пять второстепенных. Три палантира досталось Арнору, четыре — Гондору. Видящие камни работали в двух режимах. Сами по себе они позволяли обозревать происходящее на расстоянии, причем четкость и достоверность “картинки” напрямую зависела от воли наблюдателя. Будучи соединенными в “сеть”, камни позволяли владельцам обмениваться мысленными посланиями. Два арнорских палантира покоятся на дне морском, один из гондорских утонул в Андуине, а другой был захвачен Сауроном. Изучая его, Враг придумал, как подчинять волю собеседника с помощью камней, и проделал это с Саруманом. Однако Денетор, наместник Гондора, оказался более крепким орешком, хотя тоже регулярно заглядывал в палантир. Видимо, потому, что, в отличие от Сарумана, камень принадлежал ему по праву.

Самые известные клинки Средиземья также происходят из седой древности. Наследный меч нуменорских королей Нарсил, клинок Гэндальфа Гламдринг, принадлежавший Торину Оркрист откованы эльфами еще в Первую эпоху. У всех эльфийских мечей есть одно полезное свойство: их лезвия начинают светиться, если приближаются слуги Врага. Последние также оружие зачаровывали: чего стоит, например, моргульский клинок, который застревает в теле жертвы и медленно, но верно находит путь к ее сердцу.

Ну и, наконец, полезные “мелочи”. В основном, это эльфийские вещи: крайне питательный хлеб лембас, маскировочные плащи, легчайшие лодки и удобные веревки. На артефакты не потянут, но частичку волшебства, несомненно, содержат. Или надписи, различимые только при лунном свете. Упоминается и кошелек с секретом: пытаешься его вытянуть, а он верещит. Ну, а фиал Галадриэль со светом Сильмариля не много, не мало спас жизнь Фродо и Сэму на границе Мордора.

_http://www.mirf.ru/Articles/art829.htm

+1

2

Эйлиан. О магии и как она есть

Часть первая. Философия магии

[html]<style>.simpletext{text-align:justify;text-indent: 1.5em;}</style><p class="simpletext">Ну что, очень хочется, да? Сил нет, как хочется иногда взмахнуть волшебной палочкой или сказать специальные слова (если уж обычными не получается) - и чтоб горы сдвинулись, раны залечились или хотя бы начальник не ругался.
<p class="simpletext">Да тут еще этот жанр фэнтези подоспел. Ох, эта фэнтези, чтоб ее... Мало нам новомодных веяний с экстрасенсами и с глазами, так ведь еще народ ну совсем помешался на этих мирах, где колдуны на каждом шагу, да не только колдуны, еще эльфы всякие, и еще куча всякого странного народу. Да этот профессор оксфордский со своим Средиземьем. И в результате на каждом углу Гэндальфы, Галадриэли, Сауроны... Кто еще? И такие все специалисты по магии, что просто держись. Хорошо еще, если просто рассуждают. А то ведь и вправду руками махать начинают, петь чего-то...
<p class="simpletext">Честно говоря, именно махание руками меня волнует меньше всего. Тут издалека видно, что человек дурью мается. А вот рассуждения иногда приводят к таким выводам, что просто остаешься в недоумении: пардон, а человек читать-то умеет?
<p class="simpletext">И больше всего достается несчастному Средиземью. Особенно извращенная форма издевательства - ну да, понятно, Хоббитские Игрища. Нет, я их нежно люблю, но, пообщавшись с народом и побывав на ХИ-94, припомнила бессмертное творение Стругацких, опыты профессора Выбегалло и умклайдет, при неправильном употреблении которого возникали всякие дурнопахнущие орлы. Ох, нет на нас Януса Полуэктовича Невструева с его фундаментальным трудом "Уравнения Математической Магии"... Глядишь, и постыдились бы говорить о том, в чем, простите, ни бельмеса.
<p class="simpletext">Стоп! Какая магия? Какие уравнения? О чем тут говорить? Если ты, уважаемая Эйлиан, в реальную магию не веришь, так что же ты, в сущности, защищаешь? О чем тут говорить, о сказочках?
<p class="simpletext">Ну, если бы говорить было не о чем, то, наверное, не было бы проблем с отыгрыванием магии на тех же ХИ-94. Это был просто шедевр маразма.
<p class="simpletext">Но я бы сказала, что это только симптом. Симптом того, что мы чего-то не понимаем. Стоит задуматься: чего же мы не понимаем? Хотя бы ради развлечения на сон грядущий. И сразу станет ясно: магия - очень серьезная вещь. Стоит только допустить ее существование.
<p class="simpletext">Стругацкие вон допустили. И у них целый НИИ получился. И оказалось, что понедельник начинается в субботу, а для управления умклайдетом требуется недюжинное образование. "Сермяжный" же подход демонстрирует профессор Выбегалло, и это не смешно - страшно...
<p class="simpletext">Так что же мы к магии мира Толкиена подходим а-ля Выбегалло?
<p class="simpletext">Ведь у Толкиена мир пронизан магией насквозь.
<p class="simpletext">Вообще-то можно, конечно, оставаться на позиции хоббита Сэма, который пришел в Лориэн. Просто насладиться тем дивным ароматом, который придает магия этому замечательному миру, а потом заняться своим садом или диссертацией. Но если уж мы беремся этот мир осознавать, анализировать или тем паче моделировать - будь то статья, квэнта или игра - стоит вникнуть в то, что такое в мире Толкиена магия вообще, и откуда она и зачем.
<p class="simpletext"><i>А что такое вообще "Мир Толкиена"?</i>
<p class="simpletext">Вот отсюда и начнем. Мир Толкиена является Вторичным Миром. Такой мир представляет собой полноправную реальность, т.е. систему закономерностей, связывающую факты и управляющую всеми процессами внутри нее. От привычной нам реальности (первичной) такой мир отличается только отсутствием физического плана. (Если кому эта фраза покажется слишком заумной, перечитайте ее все-таки еще раз, а то придется вам читать "Дерево и Лист" или "Заметки клуба "Мнение", что еще хуже.)
<p class="simpletext">Ну хорошо, а где тут магия?
<p class="simpletext"><i>А что такое магия вообще?</i>
<p class="simpletext">Ну, наконец-то вопрос задан. Ну не смешно, а? Говорим о магии, моделируем магию, а что такое магия, понять забыли. Неудивительно, что у нас на ХИ в Мории лабиринт строят, а Галадриэль заклинания по бумажке читает. Примем за отправную точку такое определение: магия есть некое воздействие на окружающий мир, не укладывающееся в рамки физических понятий. Правда, в свое время молния в них тоже не укладывалась. Уточним определение, значительно сузив его: магия есть прямое воздействие информации на окружающий мир.
<p class="simpletext">Ну да. Сказал волшебные слова, определенным образом взмахнул рукой... И сдвинулась гора.
<p class="simpletext">В нашем мире такого не бывает. Говорят, что вера горами движет, но, как правило, для сдвига горы находятся вполне физические причины. А в мире Толкиена это вполне возможно. Почему?
<p class="simpletext">Начнем от сотворения мира. Что было вначале? Вначале был Илуватар. И мир Средиземья был одухотворен с самого начала. Это известно точно. И это очень важно. В сущности, Илуватар - не личность, не Бог в представлении наивного христианства, и не греческий Зевс. Это не только и не столько Творец, сколько само Творчество. И Творчество в Эа превыше всего.
<p class="simpletext">Илуватар создает Айнур. Айнур - мысли Илуватара, его инструменты при сотворении Эа, т.е. в каком-то смысле часть Илуватара, но та часть, которая заведомо меньше целого.
<p class="simpletext">Звучит музыка Айнур. Эта Музыка и есть Эа, хотя Айнур, ее со-творители, об этом до времени не ведают. Потом Илуватар говорит: "Узрите свою Музыку!" и велит своему творению быть.
<p class="simpletext">Но что такое музыка?
<p class="simpletext">Определенным образом структурированная информация.
<p class="simpletext">Таким образом, Эа по сути является информационной системой, созданной Первотворцом и его со-творителями. Обведите в рамочку. Информация заложена в структуре Эа и его законов куда глубже, чем материя. Потому, естественно, что те, кто властен над этой информацией, способны менять материальную структуру мира. А это и есть магия. Таким образом, магия как средство воздействия н;ѓир изначально заложена в глубочайшей структуре Эа.
<p class="simpletext">Итак, Творчество превыше всего. Плод творчества - Эа - обретает Бытие. Оно изначально одухотворено, внутренне едино и целиком отражается в своей мельчайшей части. Эа - произведение искусства.
<p class="simpletext">Часть Айнур нисходит в Бытие, чтобы в уже очерченных рамках продолжить творение, каждый по-своему. Но Айнур остаются, тем не менее, чем-то иным по отношению к внутренней структуре Бытия, как художник - к холсту, на котором рисует картину, даже если среди изображенных там людей присутствует он сам.
<p class="simpletext">Итак, магия - это то воздействие на мир, которое оказывают Айнур: они обладают знанием изначальной информационной структуры Арды, причем они сами творили ее, а потом видели ее целиком со стороны. И потому они способны продолжить Музыку, продолжить творение. Их слова - все равно, что кисть художника, перекраивающая изображение по его воле. Потому что они не из Арды. Они со-творители, их магия - продолжение конструирования мира, постороннее воздействие.
<p class="simpletext">А выглядят они при этом как традиционные волшебники: протянул руку, сказал "волшебные слова", и река потекла вспять или на пустом месте загорелся огонь.
<p class="simpletext">Собственно, так и действовал Гэндальф. В принципе, ничего такого сложного в его "заклинаниях" нет. Обычные фразы на Синдарине, в которых он излагает, что ему надо. Ибо он - Майя, и Бытие изменяется от его слов, как картина под кистью художника.
<p class="simpletext">А эльфы - не маги!!!
<p class="simpletext"> когда я слышу о Финроде или Финголфине "Маг", я вздрагиваю просто. Бедные эльфы! Ну как язык поворачивается ставить рядом слова "эльф" и "Маг"! Да еще какие-то уровни вводить...
<p class="simpletext">Но это аргумент эльфийского плана, а по-человечески так: Как персонаж картины может картину переделывать?
<p class="simpletext">Эльфы - не маги. И даже не "магические существа".
<p class="simpletext">Они куда естественнее, чем пришедшие впоследствии люди. Они телом и душой являются частью структуры Бытия. Им дано лучше, чем людям, понимать эту структуру, но они не способны даже мысленно выйти за ее пределы и посмотреть на нее "со стороны". Не говоря уж о том, чтобы напрямую переделывать ее.
<p class="simpletext">Их воздействие, которое Толкиен называет чарами куда тоньше и слабее. И красивее. Они воздействуют изнутри, примерно так, как обретшие собственную волю персонажи у хороших писателей влияют на сюжет. Лучше, чем Толкиен, тут не скажешь, но и я попробую объяснить, что я имею в виду. Кстати: помните - люди эльфов боялись и не понимали? При том, что эльфы всегда были Добрым Народом. Люди не могли понять, что же такое эльфы творят, вроде бы ничего, руками не машут, страшных слов не говорят, а что-то в мире меняется. Их творчество - Искусство, или Чары, связано оно с Вторичным Миром. Вторичным по отношению к тому, который является обиталищем их физических тел.
<p class="simpletext">Толкиен говорит, что эльфы способны создать Вторичные Миры, в которые могут зримо войти и создатель и зритель. Как это ни тяжко, при попытке осознать, что такое Искусство, приходится исходить именно отсюда. Эти Вторичные Миры во всем, что создают эльфы - будь то песня, или кольцо, или столь мерзкая вещь, как меч... Они сплетают Вторичные Миры с Первичным (для них), и тонкое понимание внутренней структуры Первичного Мира является необходимым требованием для того, чтобы они могли его с чем-то сплетать.
<p class="simpletext">Но Вторичный Мир - полноправная реальность со своими законами, и, сплетая Вторичные Миры с Первичным, они привносят в Первичный Мир эти законы, и, таким образом, через свое Искусство опосредованно влияют на Первичный Мир, изменяя его. Именно это тонкое и прекрасное влияние и ушло из Средиземья, когда потеряли силу Кольца и из серебристой Гавани уплыл корабль... В нашем мире его нет. Но это по нему мы тоскуем, когда тоскуем об эльфах. Это его пытаемся осознать, когда говорим про "эльфийскую магию". А оно такое тонкое, что стоит что-то недопонять - рвется и исчезает...
<p class="simpletext">Как видите, Чары имею мало чего общего с воздействием Айнур. Но вот парадокс: каждый отдельный эльф - не маг, но они все-таки изменяют мир при помощи информации, значит о Магии Эльфов в каком-то смысле можно все-таки говорить... (и сам Толкиен порой использует слово "магия" для обозначения воздействия Вторичного Мира.) Но эльфы внутри своей магии, она едина и скорее сама властна над ними, чем они - над нею.
<p class="simpletext">А что такое магия людей? Не знаю. Люди - нечто среднее между эльфами и Айнур: их тело принадлежит Арде, а дух - нет. Но духи людей не были Со-творителями Арды, и это главное, чем они от Айнур отличаются. Им доступен "метафизический" взгляд на мир, т.е. они могут мысленно выйти за его рамки, зато глубокого внутреннего понимания мира им не дано. Они познают его гораздо более ментально, чем эльфы, которым о многом говорить-то не надо. (Кстати, здесь должны лежать глубокие различия в структуре языка.) Людям присущ аналитический подход, им труднее увидеть за деталями целое. Но главное - они "снаружи".
<p class="simpletext">Таким образом, Чары им не подвластны, а магия... Они могут выучить какие-то "волшебные слова", но вряд ли способны понять тот язык, из которого эти слова приходят.
<p class="simpletext">Итак, магия в мире Толкиена (и магия, и чары) является сложной структурой, вплетенной в структуру мира. Ее законы - часть закономерностей этого мира. Неудивительно, что пренебрежение ими ведет к исчезновению "духа Толкиена", потому что мы, пренебрегая этими законами, по сути, разрушаем реальность Средиземья. Опять же, будь то статья, квэнта, игра или треп...
<p class="simpletext">Ну хорошо. Все это общие слова. А конкретно? Ты, Эйлиан, говоришь о законах. Так приведи эти законы, чтобы мы могли воспользоваться ими!
<p class="simpletext">Господа... Я же говорю: осторожно... Если бы законы Арды можно было сформулировать словами - полностью - то либо каждый из нас был бы Илуватаром, либо Арда не была бы творением Божьим (для нас = произведением искусства, художественным образом.)
<p class="simpletext">Но иллюстрация моим словам есть.[/html]

Часть вторая. Поединок Саурона с Фелагундом

[html]<p class="simpletext">Думаю, что мало кто оставался равнодушным, читая об этом поединке. Отчаянная честность против могущественного зла, воля против хитрости, свет против тьмы...
<p class="simpletext">Чары эльфа против магии Майя.
<p class="simpletext">Разумеется, поединок этот является поединком двух этик, двух систем ценностей. Чары и Магия - средства, оружие, метод воздействия.
<p class="simpletext">Сначала Саурон стремится сломить своих пленников ужасом. Он вполне может непосредственно повлиять на них. Но Фелагунд принимает вызов, и говорит о красоте, противопоставляя ее тому, что рисует Саурон.
<p class="simpletext">Здесь, разумеется, различия между Магией и Чарами для нас практически не видны. (Хотя, я думаю, присутствующие ощутили разницу.) В сущности, оба производят эмоциональное воздействие. Но вот что происходит дальше: противники усиливают это воздействие, и в какой-то момент Финроду, чтобы отразить натиск противника, приходится сделать нечто, о чем сказано так:
<p class="simpletext">Всю силу эльфийскую и магию
<p class="simpletext">Он влил в свои слова.
<p class="simpletext">Что бы это значило? Красивый художественный образ, который я анатомировать не хочу. По-моему, здесь мы имеем дело с созданием Вторичного Мира. Но, создав его, Финрод вынужден обращаться с ним так, как требуют его законы. Но беда в том, что сам он не является чем-то внешним по отношению к его структуре, он является ее частью, и теперь уже сам по себе он бессилен, сам подчиняется этим законам. Саурон все это понял. Он понял, в какую ловушку таким образом попадает Финрод, и использовал ее потрясающе красиво. Он лишних сил не тратил...
<p class="simpletext">Необыкновенно красивый ход: непонятно, кто же запел о Резне в Альквалондэ. Потому что это неважно. В сущности, Саурон дождался, пока Финрод не вложил в создаваемый Вторичный Мир всю свою силу, а потом обернул этот Мир против самого создателя. При этом возможность такого оборота заложена в самой структуре данного Вторичного Мира (ведь Финрод поет о вещах вполне определенных, он создает художественное отражение того, что было и есть в его жизни), но нужна сила Мага-Майя, чтобы суметь это сделать.
<p class="simpletext">Не скажу, что мне удалось объяснить все, что я хотела бы. Но это и невозможно, наверное (См. выше)
<p class="simpletext">Если уж зашла речь о Финроде, разберу еще кое-что. Единственный известный мне пример заклинания, использованного эльфом: заклинательная песнь Финрода, когда он придавал себе и своим спутникам облик орков. Но ведь это же песнь! Я не думаю, чтобы он знал наизусть ее слова. И не стали же они на самом деле орками. Скорее это было что-то вроде сложнонаведенной галлюцинации или отвода глаз: "Все видят то-то..." - вполне "вторичный", т.е. эльфийский мотив.
<p class="simpletext">И последнее. Не разбивал Фелагунд цепи заклинаниями! Если бы он мог - "что ж ты, милый, раньше-то этого не сделал?" Как можно разбить цепи с помощью Вторичного Мира?[/html]

Часть третья. Слезьте с умклайдета!

[html]<p class="simpletext">Повторю основную мысль: Магия и Чары у Толкиена - это не детали антуража, а важнейшие мотивы внутренней структуры Вторичного Мира Средиземья. Причем одни из самых тонких и трудно моделируемых. И относиться к ним надо бережно, а то "дух Толкиена" улетит, и никакой спирит его обратно не вызовет.
<p class="simpletext">Чтобы на Играх дух этот самый чувствовал себя поуютнее, предлагаю попытаться все-таки использовать умклайдет по назначению.
<p class="simpletext"><b>Первое.</b> Четко разграничить Магию и Чары. Ни в коем случае не моделировать возможности эльфов и возможности Майяр одинаковым образом, как это было на ХИ-94. Не именовать эльфов Магами, Волшебниками и Колдунами. Они - эльфы, а это совсем другое.
<p class="simpletext"><b>Второе.</b> Магию вполне можно моделировать традиционными заклинаниями, заучиваемыми наизусть. Но пользоваться такой магией может только Майя, а если эльф попробует ее применить - не сработает.
<p class="simpletext"><b>Третье.</b> Заученные наизусть заклинания - вещь, хорошая для Амбера (и то не очень), а в Толкиене они как-то не смотрятся. Лучше разработать правила, по которым составляются эти заклинания, что-то типа упрощенной Каббалы (идея старая и принадлежит не мне).
<p class="simpletext"><b>Четвертое.</b> Моделирование Чар (Искусства) - вещь для нас, Людей, очень сложная и тонкая. В любом случае придется ограничиться частичным моделированием. Если в Игру введены правила, по которым составляются заклинания, эти правила должны быть различны для эльфов и Майяр.
<p class="simpletext"><b>Пятое.</b> Следует подумать, на что могут оказывать воздействие Маги, и на что - эльфы. Ни один эльф не мог с помощью Искусства заставить потечь реку вспять. А Маги, Майяр - почему бы и нет?
<p class="simpletext"><b>Шестое.</b> Способности в плане Чар следует изначально дать ВСЕМ эльфам. А дальше - если сумеет отыграть. Чары следует моделировать таким образом, чтобы их надо было отыгрывать. КАК? Осмелюсь напомнить - ключевое слово у Толкиена - творчество. Пожалуйста - заклинательная песнь. Сымпровизировал, спел - сработало. Не умеешь экспромты выдавать? Или петь стесняешься? Старый способ отвода глаз: "Вы видите то-то..." А далее - сумеет противник по игре разгадать, что там за "глюком" - значит, сумеет, нет - значит, нет. Повторяю, такое надо дать ВСЕМ эльфам. Люди будут их бояться? А люди эльфов и боялись! Сложно? Знаете, это как раз то, где надо мозги напрягать в альтернативу рубиловке. В словесках это все хорошо получается. Вообще не можешь? Какой же ты тогда эльф?
<p class="simpletext"><b>Седьмое.</b> Если эльф сумел отыграть какой-то момент, не предусмотренный правилами, но все присутствующие согласились: да, Чары! - считать это игровым моментом.
<p class="simpletext">В результате откроется бездна возможностей для эмоционального восприятия Игры. Народ станет больше думать и меньше маньячить.[/html]

0

3

спасибо за информацию!!!!http://smayly.net.ru/gallery/kolobok/pictures/RulerOfRings_1/laola.gif

0


Вы здесь » The Lord of the Rings » Об Арде » Магия Средиземья>>читать всем